Тайны святой инквизиции

Сидельникова, Виктория. Тайны святой инквизиции : [уникальную коллекцию орудий пыток эпохи Средневековья создал могилевчанин С. Август] / Виктория Сидельникова // Магілёўскія ведамасці. — 2017. — 24 октября. — С. 7.

Уникальную коллекцию орудий пыток эпохи Средневековья создал могилевчанин Сергей Август. Экспонаты рассчитаны на тех, кто не обделен хорошим воображением. Поистине жуткое было время, когда человеческая жизнь ничего не стоила. Святейшая инквизиция радикально боролась с пороком. Очистить душу грешника можно было единственным способом -расправиться с его телом.

Лекарство от печали

Представляя, какие немыслимые мучения претерпевали в тот период осужденные церковным судом, благодаришь небеса, что родился в другое время. И хотя христианские заповеди и сегодня не утратили своей актуальности, но ведь изменилось же отношение к физической оболочке. Теперь она – храм души, а не материал для изощренных истязаний.

Никто из современников лет пятьсот назад не избежал бы возмездия. Казалось бы, безобидная, даже модная для нынешних девушек депрессия, которая сейчас легко лечится новой стрижкой или походом в тренажерный зал, закончилась бы плачевно. На грустные лица (ведь уныние – смертный грех) тогда надевали «Маску печали». Оптимизм возвращался задолго до отмены наказания.

Игнорируете основную форму религиозного аскетизма, не соблюдаете ритуальное воздержание от принятия пищи и питья в пост? Нынче обжорство карается лишним весом и сопутствующими ему хроническими заболеваниями, а вот в Средневековье на чревоугодника водружали «Маску вепря» и приковывали к позорному столбу. Проходящим мимо предлагались корзины с тухлыми овощами. Надо ли говорить, что. не желающих побросать ими в «хрюшу» не находилось: за праздность и нерадение была другая, не менее вычурная расправа.

Смерть на выдумку хитра

Но не все железные обличья были созданы лишь для позора — «Поцелуй Иуды» в виде черта с железными зубами вовнутрь предназначался для перелома верхней челюсти. Одного удара деревянным молотом по лицу в маске оказывалось достаточно, чтобы человек медленно умирал от болевого шока. Или «Арлекин» с длинным носом, в который укладывали кусочек тлеющей пакли, – за считанные минуты жертва запекалась, как индейка.

Коллекция Сергея Августа этим и ценна, что включает полное собрание известных миру пыточных масок. Получив доступ к калининградской библиотеке с богатейшим архивом фотоматериалов по инквизиции XV века, Сергей по картинкам воссоздал более 30 экспонатов. Кстати, именно там, в Калининграде, он впервые представил новую экспозицию «Тайны инквизиции». В Могилеве в своей мастерской он работал над ней около трех месяцев, и не зря: в России на выставку пришло рекордное количество посетителей — 60 тысяч человек захотели пощекотать себе нервы.

- Интерес к чужим страданиям и боли объясним: неизбежный итог пребывания в этом мире. Великая тайна бытия открывается лишь раз, когда случается непоправимое, – считает Сергей. – Именно поэтому средневековые машины смерти завораживают и устрашают человечество. Придумать подобное могли лишь чудовища, искренне уверовавшие в свое сверх предназначение и неуязвимость.

Часто «во благо» даже не утруждали себя изобретением чего-нибудь этакого — ограничивались двумя столбами и пилой. Правда, экспериментировали со всякими зельями. Сегодня такое даже представить трудно, а во времена Средневековья это пугало, но не удивляло.

Хлеба и зрелищ?

Есть в собрании у Могилевского мастера и точные копии классических приспособлений для искоренения безнравственности. Их названия не всегда отражали суть предстоящего действа, но постоянно заставляли покрываться испариной.

«Дочь дворника» предназначалась для скручивания жертвы в неудобной, неестественной позе. Спустя несколько дней начинались необратимые процессы. Оставшуюся жизнь приходилось мучиться от боли в суставах и позвоночнике.

Не подвел ни одного палача и «Испанский сапожок». Самые порочные становились праведниками, убежденные еретики принимали католическую веру, когда их ноги в железных ботинках сдавливали до переломов костей.

Если провинившемуся удавалось выжить после «Трона ведьмы», то уж инвалидность ему гарантировалась. Человека усаживали на стул, напичканный шипами, а под сиденье щедро накладывали раскаленных углей. Для большего осознания собственной вины на ноги клали тяжелые камни и били по ним молотком.

Недаром эту молчаливо-красноречивую выставку со скандалом прикрыли в тюменском музее. Августу даже пришлось оправдываться: мол, ни разу не оскорбил чувств верующих, потому как не сам это придумал. Возмущению общественных организаций не было предела, пока на городской площади не состоялся пикет с требованием возобновить показ орудий пыток.

Что ж делать, пошли на поводу у масс — вечный лозунг «Хлеба и зрелищ!» будут скандировать до тех пор, пока не погаснет Солнце.

1 2

Виктория СИДЕЛЬНИКОВА.