У истоков: 100 лет назад в Могилеве появилась комсомольская организация

Сидоренко, Б. У истоков : 100 лет назад в Могилеве появилась комсомольская организация / Борис Сидоренко // Могилевская правда. – 2018. — 6 декабря. — С. 14.

6 декабря 1918 г. в Могилеве возникла массовая молодежная организация, объявившая себя политическим союзником революции, а впоследствии организационно и идеологически действующая на коммунистических началах.


То ли случайно, то ли закономерно она появилась в юбилейный год образования (1848г.) первого молодежного объединения Европы — «Организации ремесленного юношества в Австрии» и со временем стала одной из многочисленных на просторах бывшего СССР ячеек ВЛКСМ — активного помощника и резерва Коммунистической партии.

Что бы ни говорили о комсомоле и как бы к нему ни относились, это была одна из самых массовых организаций, которые знало человечество, и которая многое могла и многое сделала для страны. Однако при этом отметим, что могилевский комсомол создавался и прошел свой путь становления далеко не традиционным путем и первоначально не по принципу «партия сказала «надо» — комсомол ответил «есть»! Могилевская молодежь, хотя и охваченная романтикой революции и идеями I-го Всероссийского съезда союзов рабочей и крестьянской молодежи, который состоялся 29 октября 1918 г., была отнюдь не однозначна в своем выборе.

После победы вооруженного восстания в Петрограде и свержения в октябре 1917 г. Временного правительства молодежные организации возникали повсеместно. 15 января 1918 г. состоялся митинг «Союза учащихся» в Бобруйске, собравший до 700 человек. В том же 1918г. студенты Могилевской учительской семинарии основали белорусский национальный кружок «Асвета», а в Шклове была создана «Группа содействия Советской власти», получившая название «Юные большевики».

Вначале деятельность молодежных групп не имела твердой политической ориентации и носила культурно-просветительский и пропагандистско-организационный характер. Очень многие из них находились под подавляющим эсеро-меньшевистским влиянием, как, впрочем, и первые советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Среди еврейской молодежи традиционно сильным было влияние «Бунда». 16 июня 1918 г. организационно оформился и принял Устав «Югенд-ферейн», а затем и «Югенд-Бунд». Эти еврейские молодежные организации формировались по национальному признаку.

Длительное время, в силу условий Брестского мира, разделившего Могилев на две части, обстановка не способствовала созданию здесь массовой молодежной организации, и среди могилевчан делегатов I-го съезда РКСМ не было. После ухода из города немецких войск 2 ноября 1918 г. на первом же заседании городской парторганизации была озвучена задача создания молодежной ячейки и принято решение создать организацию на принципах Московского союза рабочей молодежи «III Интернационал». На городских тумбах появились написанные от руки объявления об общем организационном собрании. Оно состоялось 4 ноября в Доме труда, где официально было объявлено о создании Могилевского Союза рабочей молодежи «III Интернационал». Избрали и комитет «Союза», председателем которого стал Л. Геронимус. На первых порах союзная молодежь не признавалась профсоюзами, насчитывала всего 40—50 человек и не имела представления о формах и методах работы. Тем не менее, Могилевский ревком выдал членам комитета «Союза» мандаты, удостоверяющие их полномочия. И это помогло: например, после обследования предприятий города комитет смог трудоустроить несколько сот молодых людей. В свою очередь и могилевские интернационалисты оказывали помощь военно-революционному комитету — патрулировали улицы города в ночное время, охраняли днепровский мост и продовольственные склады, пополняли ряды добровольной пожарной дружины.

Вскоре из поступавших в Могилев с большим опозданием центральных газет стало известно о состоявшемся в Москве I съезде РКСМ. В этой связи Могилевскому Союзу рабочей молодежи необходимо было определить свое отношение к этому событию — присоединиться к РКСМ или оставаться автономной организацией на интернациональных позициях. При поддержке комитета городской организации РКП(б) комитет Могилевского Союза рабочей молодежи «III Интернационал» выработал решение о слиянии с РКСМ.

6 декабря 1918 г. в Доме труда состоялось собрание, главной целью которого стало обсуждение вопроса о переходе с интернациональной платформы на коммунистическую. Мнения участников собрания разделились, и, несмотря на фактически предопределенную позицию комитета, 12 интернационалистов заявили, что молодежь должна заниматься не политикой, а культурно-просветительской работой, самообразованием и спортом. Позднее 8 из них признали свою позицию ошибочной и просили считать их комсомольцами, но 4 из «Союза» вышли. Собрание высказалось за присоединение Союза рабочей молодежи Могилева к РКСМ и подтвердило полномочия комитета Союза, куда были приглашены еще 2 активных члена — З. Пейсахов и И. Яковлев.

«Обсуждались вопросы, — вспоминал председательствующий на собрании Я. Гуревич, — о роли и задачах молодежи по созданию в Могилеве комсомольской организации. Самый большой зал в городе был переполнен. На этом собрании присутствовал выдающийся пролетарский поэт Демьян Бедный. На этом же собрании было положено начало созданию комсомольской организации города». 11 декабря состоялось собрание рабочей молодежи, на котором было избрано бюро в составе: Гоникман, Розман, Гуревич, Цопр, Черняк, Геронимус, Горевич-Горский, Кейлин, Шур. Преобладали евреи. Таким образом, 6 декабря 1918 г. можно считать днем рождения комсомольской организации Могилева. Дату эту следует принять с одной, весьма существенной, оговоркой: коммунистическим Союз рабочей молодежи Могилева стал называться только с 9 января 1919 г.

В начале 1919 года комсомольские ячейки возникли на чугунолитейном заводе, железнодорожной станции, в типографии, фельдшерской школе, ремесленном училище. Начали работать первые кружки по изучению «Манифеста Коммунистической партии» К. Маркса и Ф.Энгельса, революционного движения в России и атеистической пропаганде. Совместно с отделом народного образования в здании, расположенном в Пожарном переулке, комсомольская организация Могилева организовала работу клуба «Союза молодежи» имени К. Либкнехта. В клубе была налажена работа со школьной молодежью и собрана библиотека.

Вместе с тем численность Могилевской ячейки РКСМ росла крайне медленно. По сведениям исследователя комсомола Беларуси А. Журова, численность комсомольской организации города в мае 1919 г. составляла 100—150 человек, по архивным же данным, на 15 мая этого же года в ее рядах состояло 85 человек (50 рабочих, 5 красноармейцев, 1 крестьянин, 12 служащих и 7 учащихся).

По-прежнему основным конкурентом комсомола выступал «Югенд-Бунд», и если слияние этой организации, например, в Бобруйске с местной «Коммунистической секцией учащихся» произошло быстро и относительно безболезненно, то в Могилеве такое объединение растянулось на годы. Могилевское отделение «Югенд-Бунда» с самого начала находилось под постоянно усиливающимся политическим прессом со стороны городской организации РКСМ. В газете «Соха и молот» под броским заголовком «Выход из «Югенд-Бунда» назидательно указывалось: «Считая недопустимым на еврейской улице существование отдельной организации молодежи, также, признавая необходимость объединения всех юных пролетариев РКСМ, мы заявляем о своем выходе из организации «Югенд-Бунд» и о вступлении в ряды Могилевской организации РКСМ. С коммунистическим юношеским приветом:
Р. Волчек, Ф. Блинкова, О. Фрейдман,
Ц. Рискина, М. Данилович.

Объединение молодежных организаций состоялось только через полгода. 18 апреля 1921 г. в 9 часов вечера в Советском театре им. Ф. Энгельса на открытом собрании по случаю слияния от имени угоркоммола известие о вхождении «Югенд-Бунда» в ряды союза приветствовал т. Кейлин. От Могилевского комитета «Югенд-Бунда» — т.Чернявский. Не миновали Могилевскую организацию и идейные шатания. Часть ее актива поддерживала идеи юношеского анархо-синдикализма, отвергая политическую борьбу и руководящую роль большевистской партии. «Классовики» исповедовали теорию классового подхода и выступали против привлечения в комсомол середняков и интеллигенции; «массовики», напротив, считали, что в РКСМ должны быть представлены все слои молодежи. «Рабочая оппозиция» видела в комсомоле исключительно пролетарскую организацию и призывала к отмежеванию от служащих и учащихся и отделению от сельских комсомольских организаций.
«Очень больно для нас, — возмущался секретарь Могилевского угоркоммола А. Закашанский, — активных работников юношеского движения, и печально для Могилевской организации, когда приходится еще писать и спорить на давно забытую и умершую тему «о классовости» РКСМ, вместо того чтобы заняться практической работой… Коммунизм без знаний не построить. В особенности, не следует забывать, что рабочая молодежь должна совершить еще и духовную революцию, она должна дать творцов пролетарской культуры». Но звучали и иные мнения: предлагалось терпеть буржуазную интеллигенцию до поры до времени. На состоявшемся 10 февраля 1921 г. общем собрании Могилевской организации РКСМ В. Кейлин заявил: «Только через горнило профтехнической школы и техникумов выйдут красные инженеры и техники, которые в скором времени сумеют заменить буржуазных спецов и взяться за борьбу с разрухой…».

На самом деле классовый подход являлся все же определяющим при приеме в ряды РКСМ. «Инструкция по определению социального положения членов РКСМ» к рабочим относила работающих на производстве, учащихся в школах ФЗУ, безработных, происходящих из рабочих семей или выходцев из других социальных групп, проработавших у станка по найму или проучившихся в школах ФЗУ не менее двух лет. Сюда же зачислялись все лица, работающие в строительных организациях, на транспорте и в связи, занятые физическим трудом, а также сельскохозяйственные рабочие — батраки. Представителям городской и сельской молодежи, социальное положение которых соответствовало вышеперечисленным требованиям, при приеме в члены РКСМ отдавалось решительное предпочтение.

К началу 20-х гг. большевики победили всех своих политических противников и в стране утвердилась однопартийная система. Комсомол стал единственной массовой организацией, объединяющей молодежь, в том числе и могилевскую, по классовому и политическому признаку.

Борис Сидоренко,
краевед.