“Шлягер”: вокзальная версия : на нынешнем музыкальном фестивале в Могилеве…

“Шлягер”: вокзальная версия : на нынешнем музыкальном фестивале в Могилеве…  // Днепровская неделя. — 2003. — 12 ноября. — С. 1, 6.

… журналистам дали укорот

Два самых больших потрясения прошедшего “Шлягера”. Приятное: “живая” Бабкина ничем не похожа на ту тетку из телевизора — в платочке и развевающемся сарафа­не. Ничего простонародного – дама из высшего общества. Стильна до умопомрачения, молода – 35 и ни годом больше. И умна! Вот и не любили ж мы ее “до того как”, но теперь – просто предмет обожания!

Потрясение  номер два. Мало сказать — ‘неприятное”. Аккреди­тованных на фестивале журналистов охрана бук­вально выталки­вала из зала во время откры­тия.

Представители агентства “Интер­факс”, “Советской Белоруссии”, ра­диостанции “Мир”, “Комсомольской правды”, “Республики”, “Народной газеты”, “Литературной газеты” так же, как и мы, были бесцеремонно выставлены из зала, несмотря на выданные всем фестивальные “бэйджи”. Одну из корреспонден­ток, занявшую место в партере, омоновцы по требованию администратора вынесли за дверь чуть ли не на руках. Она отбивалась и кри­чала, что была на “Славянском ба­заре”, но такого безобразия, как в Могилеве, еще нигде не видела. Обвешанный аппаратурой фотокор БелТА, снимавший подряд семь “Шлягеров”, в это время пытался прорваться сквозь охрану в другом конце зала, но встретил достойный отпор со сторон стражей порядка. Интеллигентный москвич, секретарь Московского городско­го Союза писателей, безуспеш­но пытался выяснить у кого-то из дирекции “Шлягера”, с какой це­лью все-таки на фестивале ак­кредитовали журналистов? Если коридор Ледового дворца изу­чать — не такая уж большая достопримечательность!

Справедливости ради заме­тим: в гардероб, фойе, туалеты и буфет прессу пропускали бес­прекословно. Жаль только, там нельзя было ни услышать, ни увидеть, что же все-таки проис­ходит на сцене. Когда первые “ласточки” с диктофонами и фо­тоаппаратами пробились в зал, чтобы сиротливо посидеть на холодных ступеньках у ног зри­телей (стоять в проходах прес­се тоже категорически запре­тили), оказалось, что добрая часть концерта уже прошла. И только по рассказам и слухам они узнали, что, оказывается, фестиваль-то открывали вице-премьер республики и губерна­тор!

Если бы не это, фестивалем можно было разнообразить скудный осенний досуг. Хотя, положа руку на сердце, “празд­ник музыки” в этот раз был блед­нее предыдущих, которые вып­лескивали на ошалелого зрите­ля просто фейерверк звезд. Не приехал Носков. Не показалась в Могилеве голосистая Гвердци-тели. Как-то незаметно исчез­ли из списков имена Магомаева и Синявской.  Куда-то пропала обещеная Голубкина.

Фестиваль, работавший когда-то только в Могилеве на трех пло­щадках сразу, этой осенью компактно поместился исклю­чительно в Ледовом дворце. Повезло разве что бобруйчанам, которым достались “сольники” Леонтьева и Газманова. Если верить слухам, это удовольствие якобы обошлось городу в 20 ты­сяч долларов. Но это только слухи: кто же будет рассказы­вать журналистам о финансо­вой подоплеке фестивальных мероприятий! О денежных ню­ансах можно только догадывать­ся. Леонтьев, например, несмот­ря на рев зала, спел только зап­ланированное – и точка! Ника­ких там “на бис!” А Бабкина, го­ворят, даже повысила голос, об­суждая гонорар ансамблю.

Но в целом посмотреть было на что. Мрачный Серов испол­нил пьесу для трубы, посвящен­ную Мулявину, – а ее возьми и вырежи из телевизионной вер­сии. Легкоступову с ее неизмен­ной “Ягодой-малиной” и вовсе выбросили из экранной версии. Может, виной всему оказавшее­ся слишком фривольным платье и смелое декольте? Газманов перед выступлением бегал в са­мовязанном розовом свитерке и задушевно общался со встреч­ными-поперечными. Вески бли­стала канатной толщины золо­той цепочкой на шее и свети­лась энергией. Голос у нее тоже остался на уровне. А если бы вы только знали, как пел Соткилава!

И еще одно небезынтерес­ное наблюдение: в этом году практически все могилевские концерты, не считая конкурса заканчивались нео­бычно рано. Не так, как в первые “Шля­геры”, когда народ, сидя в зале, до полу­ночи пел со спустившимися на землю “звездами” любимые песни, а потом с просвет­ленными лицами возвращался до­мой к своим кастрюлям, кошель­кам и проблемам.

… выбрали самых талантливых

В конкурсе молодых испол­нителей «Шлягера» могилевчанка Аня Мушак оказалась лучшей. 

Это безоговорочно признали все члены жюри. По словам пред­седателя жюри, народного ар­тиста СССР Игоря Лученка, Аня набрала 77 баллов из 80 воз­можных, и сразу же оторвалась от остальных конкурсантов на 10 баллов. Мэтр советской эстра­ды признал, что песня «Старый клен» на музыку Александры Пахмутовой прозвучала в испол­нении Мушак очень необычно и проникновенно. Но все-таки Гран-при на этом фестивале ре­шили не присуждать. Анне Вес­ки, вершившая судьбу нашей землячки в составе жюри, по­яснила, что стать абсолютной победительницей Мушак поме­шала некоторая скованность…

Впрочем, складывалось впечат­ление, что конкурсанты чувствова­ли себя не совсем уверенно: впер­вые состязание молодых исполни­телей проводилось в стенах Ледового дворца. Хотя все желающие посмотреть его «вживую» мог­ли бы спокойно вместиться в уютном зале ДК «Химволокно». Лишний час пришлось поволно­ваться еще и из-за того, что часть билетов на концерт была продана на 19.00, в то время как его предполагалось начать в 18.00. В результате конкурс, в котором приняли участие 17 исполнителей из 14 стран, за­тянулся за полночь.

Ане Мушак в жере­бьевке достался шес­той номер. Ее появ­ление на сцене выз­вало в зале шквал эмоций. Чувствовалось, что юную певицу в Мо­гилеве любят и знают. Тем не менее, за первую премию Ане пришлось как следует побороться — ведь и другие участ­ники конкурса оказались не лыком шиты: симпатичный болгарин Стефан Митров мог похвастаться 4 сольными альбомами, а минчанин Руслан Алехно, солист Академического ансамбля песни и танца Вооруженных сил Беларуси, своими пением и обаянием вызвал бурю аплодисментов. Голос ураль­ца Евгения Гора, успевшего за пос­ледний год покорить московскую публику, в том числе и Надежду Бабкину, заставил дрогнуть женс­кие сердца.

Выступления корифеев эстра­ды Валерия Дайнеко и Бисера Ки­рова, которым завершился кон­курс молодых исполнителей, дож­дались лишь самые терпеливые…

Результаты конкурса были озвучены в зале филармонии на следующий день. «К окончатель­ному решению мы пришли лишь к 4 утра, — признался Игорь Лученок. — Хотя семерка победи­телей по баллам определилась сразу же, мы еще долго спори­ли и обсуждали каждого из уча­стников. Все они выступили потрясающе». В итоге первая пре­мия (2000 долларов) досталась Анне Мушак, вторая (1000 дол­ларов) — Николь (Латвия), Сте­фану Митрову (Болгария), Рус­лану Алехно (Беларусь), третья (400 долларов) — Весте (Бела­русь), Зорану Шандорову (Сер­бия и Черногория) и Тимуру Иманджанову (Узбекистан).

Приз имени Виктора Вуячича и звание лауреата конкурса молодых исполнителей жюри присудило Евгению Гору.

Кстати, Грай-при среди во­кально-инструментальных ан­самблей получила группа из Саратова «После одиннадцати», а приз имени Владимира Муля-вина — солист украинской груп­пы «XXI столетие» Дмитрий Саратский.

…побаловали публику романсами

«Визитной карточкой» фестива­ля стала представшая в непривыч­ном виде сцена фестиваля, кото­рую его организаторы задумали на этот раз в стилистике вокзала.

Трудно сказать, почему место, где вечная суета, где воздух наполнен запахом разлук, было выбрано символом певческого праздника, Но, вольно или невольно, метафо­ра оказалась точной: именно тут, на шлягерном «вокзале», освещен­ном то мертвенно-синим, то син­тетически-зеленым светом, как-то потерялась, на наш взгляд, в раз­ношерстной толпе сама душа фе­стиваля, превратив его из встречи добрых друзей в набор не самых сильных концертных номеров. Кон­церты с трудом «вытягивали» раз­ве что один-два действительно из­вестных и любимых народом ар­тиста, предусмотрительно «встав­ленных» организаторами в самый конец программы. Стоит ли удив­ляться, что полностью заполненны­ми трибуны Ледового дворца ока­зались лишь на концертах откры­тия и закрытия «Шлягера», а в ос­тальное время зрителей, разме­щавшихся в полупустых боковых секторах, вежливо просили пере­дислоцироваться в центр зала.

Не досталось в этом году Моги­леву (родине «Золотого шлягера»!) даже сольных концертов. Валерий Леонтьев пел в Гомеле, Минске и Бобруйске, Александр Серов убла­жал публику в Бресте, Лиде и Грод­но, Надежда Бабкина и ансамбль «Русская песня» побывали в Моло-дечно и Барановичах, еще по одно­му «сольнику» досталось Полоцку и Мозырю. А ведь именно сольные выступления певцов всегда при­влекали куда больше зрителей, делали «Шлягер» неповторимым и ярким. Немноголюдно было и на «Романсиаде», которая впервые проходила не во Дворце культуры химиков, а на сценической пло­щадке Ледового дворца, разом потеряв при этом и в камерности, и в душевности. В «своей тарел­ке» оказался в этот день разве что изрядно постаревший, но не рас­терявший бурного итальянского темперамента Робертино Лоретти, выступлению которого зрите­ли аплодировали долго и искрен­не. А вот великолепному голосу Зураба Соткилавы микрофон явно мешал. О чем он не преминул по­жаловаться на пресс-конференции журналистам, посетовав, что могилевчанам не удалось услышать все то, что можно передать толь­ко «живым» голосом.

… продали «Ядра Шипки»

Что действительно оказалось на «Шлягере» достойным восхище­ния, так это богатые торговые ряды, которые протянулись в Ле­довом по обе стороны длиннюще­го коридора второго этажа. Глаза разбегались от обилия и разнооб­разия изделий из соломки, глины, дерева. Более 200 работ, выпол­ненных в разной технике руками учащихся декоративно-прикладно­го отделения, представило Могилевское училище культуры. Осо­бенно многолюдно было у сто­лика Людмилы Костевой из Мозыря. В глине она вос­создала предметы кресть­янского быта конца 19 — на­чала 20 века.

От запаха и ассортимен­та съестных «развалов» го­лова просто шла кругом. Бу­терброды, салаты, шашлыки, пирожные. От одного вида фаршированного овощами карпа и украшенного сверху лилиями из морковки слюнки текли. А названия! Вот уж действительно в фантазии кули­нарам не откажешь. Не каж­дому придет в голову назвать куриный фарш, обжаренный во фритюре, «Ядрами Шипки»! И выложить на витрину «Курицу в подгузнике»!

… «кинули» могилевчан с Газмановым

Несколько сот могилевчан поверили рекламе организато­ров «Золотого шлягера», утвер­ждавшей, что на благотвори­тельном концерте вместе с дру­гими участниками фестиваля вы­ступит и Олег Газманов. В по­недельник, 10 ноября, концерт­ный зал Могилевской облфилармонии был забит «под завязку» задолго до начала концерта.

Но вот уже выступили и по­бедители конкурса молодых ис­полнителей, и Николай Гнатюк, а Газманова все нет! По рядам начал «гулять» слушок: «Газма­нова и не будет». Поначалу зри­тели не верили: ведь за билеты по 10 — 12 тысяч рублей пла­тили! Однако увидеть Газмано­ва могилевским поклонникам действительно не довелось: в этот вечер артист пел на вече­ре, посвященном Дню россий­ской милиции! А в Могилеве его «заменил»… Бисер Киров.

Ни возмущенным зрителям, ни прессе причину такой «заме­ны» дирекция фестиваля «Золо­той шлягер» пока так и не объяснила.

А благотворительный кон­церт, по предварительным дан­ным, собрал около 6 миллионов рублей, которые пойдут на строительство Национальной библиотеки в Минске и Свято-Преображенского храма в Мо­гилеве.