Музей Бялыницкого-Бирули, или дом купцов Оношко

Покровская, Г. Музей Бялыницкого-Бирули, или дом купцов Оношко / Галина Покровская // Трудовая слава. — 2008. — 13 апреля. — С. 4. 

ПРОГУЛИВАЯСЬ по самой старой части Могилева, по бывшей Ветреной-Садовой ныне Ленинской), нельзя не заметить небольшой интересный двухэтажный особняк. Этот дом от улицы отделяет ажурная ограда, создающая стильный дворик, выложенный брусчаткой, минуя врата которого, можно пройти к белоснежному зданию. Небольшая, но уютная прилегающая нему территория, усажена старыми вековыми тополями свидетелями ярких прошлых событий…

Сегодня могилевчане знают о здание как музей В.К. Бялыницкого-Бирули. Но в этом качестве оно только последние двадцать шесть лет из сравнительно длинной и интересной биографии.

Точная дата постройки этого сооружения не указана ни в одном путеводителе Могилева. По словам местных краеведов, своим возникновением оно обязано могилевскому бурмистру, некому Стаховичу, который возвел его в середине XVIII века, хотя многим могилевчанам оно больше известно как дом купцов братьев Оношко.

Есть версии, утверждающие, что здание возведено в начале XVIII века, и что в нем в годы Северной войны проживали то российский самодержец Петр I, то его противник – шведский король Карл XII. Но, увы, документальных подтверждений этим событиям нет, или пока нет. Поэтому большинство историков соглашаются с мнением о том, что здание возведено много позже. Об этом свидетельствует и его архитектурный облик: смесь позднего барокко и раннего классицизма.

Кроме подвального, цокольного этажа, сооружение имеет третий – мансардный, возникший в ходе реконструкции 1978 года. На старых фотографиях 50-60-х годов видно, что здание до перестройки было накрыто высокой крышей.

Во второй половине XVIII века, о чем свидетельствуют сохранившиеся записи, здание украшала ярко-красная черепица. В те далекие времена оно было одним из немногих каменных сооружений в городе, да и сейчас своим европейским обликом оно напоминает о «золотых временах» бывшей Речи Посполитой.

А вот документально в ис-торию этот дом вошел как место встречи (22 мая 1780

года) австрийского императора Иосифа II и императрицы всероссийской Екатерины II. Дом в буквальном смысле на несколько дней стал центром европейской политики. Встреча, прошедшая в нем, явилась эпохальной в судьбе Речи Посполитой, наметив ее окончательный крах. Обоими монархами был подписан до-говор-намерения о разделе сфер влияния в Польше и Литве.

В благодарность за свой трехдневный приют Иосиф II подарил радушному владельцу два портрета – свой и своей матери-соправительницы Марии Терезии. Позже они были переданы могилевскому губернскому музею и хранились там пока не исчезли вместе с крестом св. Евфросинии в вихре 1941 года.

С 1815 года и до установления советской власти в городе в этом доме размещалось Могилевское дворянское депутатское собрание, а в 1918-м оно было передано созданной центральной библиотеке имени К. Маркса. В межвоенный период здание пришло в упадок, его неприглядный вид не вписывался в облик конца 30-х годов, т.н. «социалистической реконструкции» Могилева, и встал вопрос о сносе обветшавшего и ненужного сооружения. И лишь заступничество творческой интеллигенции, которая вовремя сумела убедить партийных вождей города в значимости, уникальности и исторической ценности здания, не только спасло его, но и воскресило для новой жизни. Так, в течение 70-х годов XX в. дом капитально реконструировали для музейных нужд. В здании, где 225 лет назад проходил европейский саммит на высшем уровне, разместился Могилевский филиал Национального художественного музея Республики Беларусь, открывшийся в 1982 году.

Через цвет и тени красок – к правде жизни

МУЗЕИ, располагающийся в этом здании, назван в честь выдающегося живописца, народного художника Беларуси Витольда Каэтановича Бялыницкого-Бирули. Справочники часто называют его и русским художником-импрессионистом, но он говорил и писал о себе только как о белорусе.

Родился этот замечательный человек 29 февраля 1872 года в фольварке Крынки (недалеко отд. Техтин) современного Белыничского района в семье мелкого арендатора. Из-за конфликтного характера отца им часто приходилось менять место жительства. Но именно благодаря этому обстоятельству юный Витольд смог увидеть мир и природу Беларуси и России. Значительно позднее, находясь в плену детских воспоминаний и впечатлений, он будет неутомимо рисовать пейзажи родного края, отображая в них неприметную красоту живописных белорусских лесов, перелесков, садов и полей.

О тех годах он вспоминал: «Я – белорус. Родился в имении Крынки около Белынич на Могилевщине. Там прошли мои детские годы. Отец служил арендатором, позже – в днепровском пароходстве. Отправляясь в рейсы по Днепру, Припяти, Сожу, он часто брал меня особой в поездки. Это было для меня наибольшим счастьем и радостью, ибо именно тогда, в тех поездках, я открыл для себя ни с чем не сравнимую природу моей родной Беларуси».

Родители хотели видеть сына военным и отдали на учебу в кадетский корпус в Киев, где жил его старший брат. Но желание заниматься живописью ни на минуту не покинуло юношу. О военной карьере уже не могло быть и речи. В1883 году Витольд Каэтанович поступил в Московское училище живописи, скульптуры и зодчества. Дружеские отношения с преподавателями, художниками-передвижниками Н. Невревым, С. Коровиным, И. Прянишниковым, усвоение их богатого профессионального опыта оказали основное влияние на формирование его вкуса и художественной манеры.

В то же время В. Бялыницкий-Бируля познакомился с И. Левитаном. Частые встречи, беседы, работа в мастерской великого живописца стали хорошей школой для начинающего художника. Под влиянием таланта своих учителей он пришел к убеждению, что его любимый жанр – пейзаж.

С 1897 года В. Бялыницкий-Бируля начал показывать свои картины на выставках Московского объединения любителей искусств и Московского общества художников, на Международных выставках и конкурсах, где его работы все чаще и чаще отмечаются и становятся заметными.

С 1899 года имя художника появилось в каталогах передвижных выставок. Его пейзаж «Вечные снега», экспонировавшийся на Кавказской юбилейной выставке в 1901 году, был отмечен золотой медалью. В 1904 году В. Бялыницкого-Бирулю избирают членом Общества передвижных выставок (передвижников), а через четыре года он удостаивается звания академика живописи.

Большой успех пришел к художнику в 1911 году, когда его картина «Час тишины» получила почетную медаль в Мюнхене и бронзовую – в Барселоне. Это признание стало одним из высших достижений мастера.

В последующие годы его творчество было тесно связано с «Чайкой» – дачей, которую он построил в 1912 году недалеко от мест, где часто работал И. Левитан (Тверская область). Озеро Удомля и его окрестности послужили неисчерпаемой криницей мотивов для дальнейших этюдов.

Большой незаживающей раной вошла в творчестве В. Бялыницкого-Бирули тема Великой Отечественной (1941 — 1945) войны. В 1944 году он, уже известный мастер, получает звание народного художника Беларуси, а в 1947 году стал народным России и был избран действительным членом Академии искусств СССР.

Весной того же года, после долгой разлуки с родными местами В. Бялыницкий-Бируля посетил Беларусь: «…Я не могу забыть ее леса, реки, озера, бесконечно родные и близкие моему сердцу, – говорил художник. – Когда я выхожу писать, мне тяжко оторваться от зеленеющих озимых всходов. Я вижу на окраинах дорог подбитые немецкие танки. Они напоминают мне о том, что еще недавно здесь шли кровопролитные бои… Годы меня сковывают. Иначе я побывал бы на Полесье, или в Краснополье, или у местечка Чаусы на Могилевщине. Какие там живописные места…».

Находясь на родине, в 1947 году художник создал около тридцати картин, этюдов и эскизов.

Умер великий живописец на своей даче «Чайка» 18 июня 1957 года в возрасте 85 лет. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

В. Бялыницкий-Бируля неслучайно считается непревзойденным мастером весеннего пейзажа. Известно более двухсот его полотен, где отображено пробуждение природы, ее обновление. Эти картины носят лирический, эмоциональный характер. По приглушенной палитре неярких красок, неуловимому переходу и чередованию цветов произведения живописца узнаются безошибочно. Он был тонким знатоком природы, хорошо понимал ее состояние, подмечал оттенки и показывал этот дивный зеленый цвет в динамике, постоянном изменении. В. Бялыницкий-Бируля всю жизнь писал землю, воду и небо, используя всего три-четыре краски. Но этой скромной палитры мастера вполне хватало тем, кто любил чарующую красоту пейзажей, их тихую светлую грусть. С любовью вспоминал он о своем детстве в природе: «Моя жизнь с детства постоянно связана с природой. В ней и с ней для меня всегда был смысл жизни. Я вырос в деревне, в природе, в народе».