Возрадуйся и вознесись, душа!

Льдова, Е. Возрадуйся и вознесись, душа! : [концерт В. Спивакова "Час Баха" открыл Год культуры в Могилеве] / Екатерина Льдова // Веснiк Магiлёва. — 2016. — 24 февраля. — С. 10.

Концерт Владимира Спи­вакова под названием «Час Баха» открыл Год культуры в Могилеве. Выбор музыкаль­ной темы не случаен. «Бах актуален всегда, – убеж­ден маэстро. – Он создает удивительную атмосферу, очень важную для человеческого бытия, он создает гармонию души».

Полное собрание сочинений гениального немца – это 45 то­мов партитур и около 170 часов беспрерывного звучания – почти семь суток! Прошедший концерт – всего один час. «Час Баха» пред­ложил слушателям взглянуть ина­че на музыку композитора. Этот Бах не потряс мощью и размахом органных фантазий. Програм­ма дала возможность ощутить в творениях великого немца трогательное смирение, возвышенное и чистое религиозное чувство, ра­дость земного бытия и мудрость в принятии смерти.

Для того чтобы перевернуть привычный мир, Владимиру Спи­вакову достаточно было одного часа. И достойных партнеров на сцене. В исполнении солистов Национального филармониче­ского оркестра России Тимура Пирвердиева (скрипка), Дмитрия Прокофьева (виолончель), Зои Аболиц (клавесин) звучали мало­знакомые сочинения для малых, камерных коллективов.

Концертный зал Дворца куль­туры области редко становится местом проведения камерных ве­черов – его внушительная сцени­ческая аудитория предназначена для масштабных программ. И тем сильнее впечатлило звучание ан­самбля, которому, несмотря на камерность состава, удавалось заполнить своим удивительно объемным звуком все простран­ство зала.

Две скрипки, виолончель, кла­весин и арии на немецком. Имен­но так исполнялись кантаты и мессы Иоганна Себастьяна Баха в XVIII веке. Владимир Спива­ков постарался создать макси­мально аутентичный «Час Баха». Шестьдесят минут пронзитель­ной молитвенной музыки велико­го композитора. Арии на немец­ком языке звучали в исполнении сопрано солистки Московского театра «Новая опера» Анастасии Белуковой.

Организаторы концерта, конеч­но, понимали, что основная часть публики пойдет «на Спивакова», руководствуясь стремлением услышать его игру, его скрипку. И расчет на зрительский интерес оправдался сполна. Но внуши­тельное пространство зала позволило по достоинству оценить замысел Спивакова, создавшего концерт-притчу о хрупкости и не­повторимости нашего мира. Все людские помыслы и страдания вместила бессмертная музыка Иоганна Баха, играя которую ан­самбль солистов обращался и к слушателям, и к небесам, напол­няя баховские партитуры то жи­тейской мудростью, то искренней молитвой. Перед слушателями рождалась неповторимая звуко­вая атмосфера, в которой была важна каждая нота, каждая инто­нация и фраза.

Всего за один час, «Час Баха», маэстро Владимир Спиваков и солисты его оркестра создали целую Вселенную, отражающую бездонную глубину наследия ве­ликого композитора и заставля­ющую задуматься о величии на­шего мира.

ЗА КУЛИСАМИ

После концерта нам удалось лично пообщаться с Владимиром Спиваковым. И это был совер­шенно другой Спиваков – такой же искренний, как на сцене, но не такой строгий и собранный, а удивительно добрый, даже тро­гательный. Несмотря на свой недосягаемый статус, талант, ум, огромный жизненный опыт и дружбу с величайшими людьми современности, мы не почувствовали в нем “звездности” – он выше этого. Даже в жизни Владимир Теодорович не фальшивит

-   Вы не первый раз в Могилеве, не разоча ровала ли публика?

-   Нет, абсолютно. Зал аплодировал стоя еще до начала концерта – прини­мали очень сердеч но! Вообще в Беларуси исключительная публика, нака­нуне тепло встречали в Минске в оперном театре. У меня здесь много друзей. И с вашей страной связаны большие планы. Мой фе­стиваль, который проходит много лет, – детский фестиваль, куда приезжают дети из 40 стран, 70 регионов России и обязательно из Беларуси. В этом году тоже так будет. А с этим концертом боже­ственной музыки как службу от­служили.

-   А как Вам показалось, мо-гилевчане поняли язык Баха? Ведь коллектив исполнял не самые популярные произведения.

-   Конечно, поняли. Почему-то некоторым свойственно думать, что люди у нас чего-то не понима­ют. А когда все на высшем уровне, все идет от сердца к сердцу, не остается человека, который мо­жет остаться равнодушным.

-   В одном интервью Вы ска­зали, что, когда скверно на душе, играете Баха. Сегодня этому композитору была посвящена целая программа. Сегодня Вас что-то сильно тре­вожит?

-   Все мы ощущаем на себе не­простую ситуацию и в мире, и в каждой отдельной стране, и у человека на душе тоже тяжело. Нарушена гармоничная связь с миром. Поэтому я играл Баха, чтобы восстановить внутреннюю гармонию человека и окружаю­щего мира. И ничто так не спо­собствует объединению души и жизни как музыка Баха.’

-   Вашим концертом открыл­ся Год культуры. Чувствуете ли Вы противостояние популярной культуры и искусства?

- Я чувствую, что извините, “попса” всем надоела. Невоз­можно же бесконечно есть одну и ту же пищу. А они поют одни и те же песни, очень много пошлости льется с экранов (у вас меньше, конечно, а у нас просто потоком). Люди со­скучились по чистому искусству. Я побывал в вашем музее в Минске – из­умительный! Даже сфотографи­ровал скульптуру Рахманинова и, с разрешения директора музея, возможно, опубликую ее на своей пластинке (показывает изображе­ние на смартфоне – прим авт.) Ко­нечно, у каждого свой вкус, свои понятия о прекрасном. Но так хо­чется, чтобы по Чехову, в челове­ке было прекрасно все: и лицо, и одежда, и душа, и мысли…