Чтобы проросло то, что посеяли прадеды

Романов, Ю. Чтобы проросло то, что посеяли прадеды / Юрий Романов // Веснiк Магiлёва. — 2004. — 4 февраля. — С. 6.

Народный хореографи­ческий ансамбль “Рунь” Могилёвского ОАО “Моготекс” празднует свое двадцати­летие. На юбилейном кон­церте ансамбля, который прошел в родном Доме куль­туры, зал был не просто по­лон, битком забит. И доб­рая треть зрителей когда-либо имела к ансамблю са­мое непосредственное от­ношение…

За два десятилетия только че­рез взрослый коллектив, художе­ственным руководителем и глав­ным балетмейстером которого бессменно является Виктор ПОПОВ, прошло не менее двухсот че­ловек. Не считая тех, кто являет­ся, как говорится, сегодняшним днем ансамбля.

История “Руни” начинается с января 1983 года. Именно тогда Виктор и Татьяна Поповы приняли предложение руковод­ства комбината шелковых тка­ней (отклонив, между прочим, более выгодное в житейском, но менее выгодное в творческом плане предложение городского отдела культуры).

Мало кто знает, что чета По­повых, русских по националь­ности, оказалась в Могилеве… практически случайно. В 82-м, когда они еще работали артиста­ми балета в Кубанском государ­ственном казачьем хоре, но уже начали подумывать о том, чтобы сменить карьеру профессиональ­ных танцовщиков на “собственное дело”, как змий-искуситель, “под­вернулся” однокурсник, уговари­вавший попробовать свои силы в Белоруссии, в частности, в Моги­леве. Поначалу эта идея особого отклика не нашла: с Белоруссией ничто не связывало. Тем не менее, решили не игнорировать возможность  получше познакомиться с городом и с “танцевальной ситуацией” в нем. Можно сказать, что По­повых в Могилев вела судьба. По крайней мере, существует история о том, как Виктор опаздывал на по­езд в Могилев из Москвы (Кубанс­кий хор работал во время Дней рос­сийской культуры в Кремлевском Дворце съездов в Москве с Зыки­ной, Пугачевой, Райкиным). Но, едва вышел после концерта на ули­цу, как подкатило такси, которое в то время “поймать” в столице было делом нелегким. Затем на улице Горького светофоры устроили “зе­леную улицу”. А поезд тронулся лишь тогда, когда он вскочил в пос­ледний вагон…

Начинать пришлось паже не с ноля. Дом культуры еще не был достроен. Почти всех танцоров “ра­зобрали” известные в городе и рес­публике коллективы Киракозова, Иванова и Щербина. Объявили на­бор, прошлись по школам… В ре­зультате набрали взрослый коллек­тив из трех с половиной десятков участников. Сразу заложили осно­ву для будущего ансамбля, создав детскую хореографическую студию “Зернышко”, выпускники которой составляют сегодня ядро ансамб­ля. Руководит студией Татьяна Попова. Начинали работать в не­большой комнатке на третьем эта­же ДК — с четырьмя колоннами! Танцевали вокруг колонн.

Уже в ноябре состоялся пер­вый концерт новорожденного ансамбля. Показали три танца — “Белорусскую польку”, “Чичирдык” и “Мексиканскую сюиту”.

Виктор Попов: “Было очевид­но, что раз мы здесь живем и ра­ботаем, репертуар в основе должен быть белорусским (хотя в репертуарную политику включили и танцы народов мира). Интерес к белорусскому фольклору был большой, но начинали мы очень осторожно: не хотелось идти проторенной тропой. Хоте­лось, чтобы коллектив приобрел свое лицо. Чтобы “Рунь” можно было узнать “издалека”. Ездили в фольклорные экспедиции, смот­рели документальные фильмы, спрашивали, читали, думали, ана­лизировали…”

 

“За кадром” остались не замет­ные для постороннего глаза “мело­чи”. Народный танец без костюма — нонсенс. Костюмы были нужны, как воздух, причем для каждого номе­ра — свои. На это, естественно, нужны были деньги (если было надо, руководитель коллектива лег­ко расставался с зарплатой).

 

Познакомившись с первыми результатами и оставшись ими вполне довольным, руко­водство комбината оказывало необ­ходимую помощь (в этом смысле ан­самблю повезло: руководители “Моготекса” понимали и понимают зна­чимость коллектива). Но ведь нуж­но было ещё найти, из чего изгото­вить костюмы, где изготовить и как изготовить. А “без имени” к имени­тым художникам соваться бесполез­но. Но и тут вмешалась судьба, по­знакомившая Поповых с талантли­выми художниками по костюмам Юрием Пискуном и Еленой Юрьевой.

 

К слову, к костюмам отношение более чем бережное. Многие из них служат полтора, два десятка лет, радуя исполнителей и восхищая зрителей.

 

В 1988 году при ансамбле был создан оркестр сопровождения, ко­торым сегодня руководит Сергей Малинин.

 

Виктор Попов:К этому стре­мились изначально. Политика в Белоруссии в этом отношении мне всегда нравилась. В услови­ях всех республиканских фестивалей и’конкурсов народного танца значилось: “Только живое сопровождение”. И это правиль­но: ведь народный танец без жи­вой музыки — не танец. Без ор­кестра невозможно воплотить какие-либо новые творческие идеи. В Могилеве же, на удивление, на это всегда смотрели сквозь пальцы. Видимо поэтому, почти все из немногих, чудом сохранившихся ансамблей народного танца, не имеют оркестров сопровождения. Кстати, живое музыкальное сопровождение также является обязательным условием всех международных фестивалей фольклора”.

“Рунь” стала “Рунью” не сра­зу.

Виктор Попов: “Долго у кол­лектива не было названия. Ког­да уже сложился репертуар, свой почерк, стали думать, как на­звать. Остановились на слове “рунь” — коротко и в тоже вре­мя емко. Рунь — не просто трав­ка, всходы из-под снега. То, что дедами-прадедами нашими заложено, должно прорасти и развиться”.

Теперь, через 20 лет после воз­никновения, можно смело утверж­дать, что руководители “Руни” были правы и с “идеологией”, и с назва­нием. А “Моготекс” угадал с руково­дителями ансамбля. Угадал и не прогадал. Поскольку очень быстро любительский по статусу коллектив вышел из тени “старших товарищей” и заявил о себе во весь голос. Уже в 89-м году ансамбль был удос­тоензвания народного. К насто­ящему моменту в его коллекции зва­ния лауреатов и дипломантов более чем трех десятков республиканских и международных фестивалей. Можно упомянуть Гран-при 22-го международного фестиваля фольклора Кастелло ди Горициа в Ита­лии (92); диплом 1 степени, звание лауреата и спецприз “за оригиналь­ную обработку белорусского фоль­клора” на республиканском фести­вале народного танца “Пярэзвы” (92); 1 место и звание лаурэата на международном фестивале хореог­рафии “Сожскі карагод” (97); звание лауреата Первого фестиваля на­родного искусства Беларуси “Бела­русь — моя песня” (98); Гран-при смотра-конкурса “Земля под белы­ми крыльями” (2001). Среди прочих наград ансамблю присуждена пре­мия Федерации профсоюзов Бела­руси за высокие достижения в са­модеятельном художественном творчестве. “Рунь” поддерживала реноме коллектива “Моготекса”, Могилева и всей Беларуси во мно­гих странах Европы —Англии, Бол­гарии, Германии, Испании, Италии, Польше, Франции. Каких только во­сторженных эпитетов не удостаива­ли могилевчан тамошние зрители, журналисты и специалисты

Интересно, что коллективу очень часто приходилось сталкиваться с… недоверием! Не могли на Западе принять то, что перед ними так здорово выступает непрофессиональный коллектив. Доходило до анекдотичных ситуаций. Однажды в Италии кто-то из орга­низаторов, устраивая “проверку”, специально отключил свет. “Полом­ка” была быстренько устранена од­ним из участников ансамбля, элек­триком по специальности.

Впрочем, сразу нужно оговорить­ся: любительской “Рунь” являет­ся лишь по статусу. По отноше­нию к делу детище Поповых впол­не профессионально. Можно даже сказать — “более чем профессио­нально”.

Виктор Попов: “В профессио­нальных коллективах — пятидневка: рабо­тают с 10 до 14. Нет концерта — свободен, или вечером — кон­церт, гастроли. Мы работаем по три часа четыре раза в неделю. Плюс работа, учеба, семья, дети… У нас в коллективе чет­веро с первого года:Татьяна По­пова, Ирина Плахотник, Алек­сандр Потапович, Светлана Хлапова. На профессиональной сцене уже получали бы пенсию! А тут все бесплатно”.

 

Килограммы и килограммы пота и многочасовые репетиции — также ос­таются за кадром. Легкость, с которой участники “Руни” преподносят свои танцы, исполняя порой просто вирту­озные номера, многих вводит в заб­луждение. Как написали в одной из местных газет, Попов “делает сложные и многослойные фольклорные произ­ведения простыми и доступными”. В действительности все как раз наобо­рот. Большинства номеров концер­тной программы Руни просто-на­просто, не существует “в приро­де”! От одних сохранились обрывки видеоматериала. О других рассказы очевидцев или упоминания в литера­турных источниках. От третьих — ка­кие-то “осколочки”, которые еще мож­но увидеть в реальной деревне. Не зря в программе концерта то, что по­казывает коллектив на сцене, назы­вается “народно-сценическим” танцем. Иными словами, это творчес­кое осмысление коллективом и его ру­ководителем того наследия, крупицы которого еще можно сыскать. Более того, Виктор Попов уверен: тф фоль­клорным искоркам, которые проскаль­зывают “на деревенских завалинках”, на свадьбах и прочих праздниках, там и самое место. Просто бездумно пе­ренесенные на большую сцену, кото­рая имеет свои законы, они теряют всю свою привлекательность, стано­вятся неорганичными и малоинтерес­ными. Они хороши в естественной для них среде.

Самому худруку танцевать в составе “Руни” доводилось лишь несколько раз.

Виктор Попов: “Это было нереально. Если ты в гуще, на сцене, очень многого не замечаешь. А из зала видишь общую картину. Ре­петитор может позволить себе танцевать. Его задача — правиль­ная техника, правильный рисунок танца, работа над образом, над характером… А художественный руководитель любого коллектива должен все свести воедино. Пото­му что сам танец — без костю­ма, без музыки, без света — это лишь семьдесят процентов. Их-то можно и нужно привести в по­рядок на репетициях, остальное должно заиграть на сцене. По­этому со стороны пригляд должен быть. И контроль: чтобы потом правильно сделать замечание и необходимые поправки”.

В первые годы работы с коллек­тивом ритм жизни был сумасшед­шим. После репетиции — на вокзал. На поезде — в Москву, там день в бе­гах по делам ансамбля, вечером сно­ва на вокзал — в Минск в мастерские по изговлению костюмов, оттуда — в Могилев и сразу — на новую репети­цию… Но труд окупился сторицей. Сот­ни и сотни зрителей, пришедших на недавний юбилейный концерт, не да­дут соврать. На юбилейном “Рунь” показала одиннадцать концертных номеров. Из которых последний — “На берегах Амура“. Этой задумке — не один год. А реализовать ее ста­ло возможным только сейчас. В основе хореографической сюиты, ко­торая уже полюбилась и видевшим ее, и самим участникам ансамбля, фольклор “малых” народностей, из­давна живущих по берегам одной из великих русских рек — нанайцев, нивхов, удэгейцев. Мало кто знает, чего коллективу, его руководителям стоило преподнести этот подарок зрителям к юбилею. Да, по мнению Поповых, не это главное.

О главном, пожалуй, уже было сказано. В заключение — несколь­ко слов, которые также нельзя отнести к второстепенным.

Во-первых, “Рунь” в недалеком будущем планирует “повторить” юбилейный концерт на сцене ДКиТ ОАО “Хим вол окно”. Чтобы позна­комиться с нынешней программой, порадоваться вместе с артистами, получить удовольствие могли все могилевчане. В том числе те, ко­торые не попали на первый юби­лейный. Надеюсь, планы эти осу­ществятся. Особенно, если руко­водители города и области, отве­чающие за культуру, не останутся в стороне от этого далеко не рядового события. Тут, кстати, кро­ется и “во-вторых”.

Уверен, творчество “Руни” могло бы доставлять удовольствие зрителю чаще. Причем не только могилевчанам, но и другим жителям Могилевщины, которые часто не избалованы приездом “больших” артистов, к ко­торым, без сомнения, можно отне­сти и коллектив “Моготекса”. Ко­нечно, ансамбль немаленький, более полусотни участников. Но если управления культуры озабо­тятся “транспортными” вопросами и организацией концертов, ан­самбль не без удовольствия (встреча с благодарным зрителем — всегда удовольствие для арти­ста) посетил бы не один райцентр. А возможно, не только не без удо­вольствия, но и и не без финансо­вой прибыли для организаторов. Ну, не может же ко всему Виктор Попов и гастрольные туры для кол­лектива организовывать! Да и у “Моготекса” других головных болей хватает (хотя “хвастаться” своим коллективом можно и чаще).

В последнее время Могилев преобразился внешне. Самое вре­мя начинать и “внутреннее” преоб­ражение. Одной из его составля­ющих вполне могла бы стать бо­лее действенная помощь коллек­тиву (да и не ему одному) со сто­роны города и области. А, как следствие, и требования к нему. Выиграли бы от такого подхода все. Ведь “визитной карточкой” об­ластного центра может быть от­нюдь не только улица Ленинская или набережная Дубровенки.

И последнее. Для меня очевидно, что ансамбль “засиделся” в народных и уже давно достоин звания заслуженного. Не заслу­жил — заработал, проращивая и взлелеивая, простите за высокий штиль, то, что “засеяли” наши деды и прадеды.