“Я уже за себя не боюсь…”

   Аношкин, И. “Я уже за себя не боюсь…” : вышла посмертная книга “Избранное” прекрасного могилевского поэта Александра Мельникова / Иван Аношкин // Могилевская правда. — 2000. — 11 августа.

Специалисты знали Алексан­дра Петровича Мельникова как высокопрофессионального врача-радиолога. Специализиру­ясь по линии радиационной гигие­ны и безопасности, после Чернобыльской катастрофы он не имел ни дня покоя, часто выезжая в на­иболее пораженные, радиацией районы, делая все возможное для защиты населения от нависшей беды. Это в немалой мере и уко­ротило его собственные дни.

Но еще Александр Мельников — прекрасный поэт. Писал стихи он еще в школе, лотом в институте, однако, скромный и весьма требо­вательный к себе, печататься на­чал лишь в зрелом возрасте — в “Магілёўскай праўдзе” , в респуб­ликанских газетах и журналах. В 1977 году вышел его первый сти­хотворный сборник “Спасибо, жизнь”, в 1980-м — второй, “Три слова”. Книги эти были тепло встре­чены читателями и критикой, в 1981-м году А.Мельникова приняли в члены Союза писателей СССР. В 1996 году в Москве увидел свет сти­хотворный сборник поэта “Земля надеется”. Готовил он к печати свою четвертую книжку “Чернобыльские тетради”, да не успел…

И вот появилось посмертное “Из­бранное” Александра Мельникова, изданное в Москве стараниями дру­зей. В книгу вошло все лучшее из творческого наследия поэта. Впро­чем, может и не все. Уже тяжело больной, Александр Петрович пи­сал, творил до последних своих дней. И многое из написанного пока только в архиве покойного поэта.

Александр Мельников сочинял стихи на русском языке, но его поэ­зия проникнута любовью к родной земле, к Беларуси и, как мы, лите­раторы, пишем, к своей малой ро­дине — Белыничам, деревне Ва­сильки.

“Конечно, о Васильках
Я, умирая, вздохну.
Конечно, о Васильках,

Где первую встретил весну…”
(“Деревня Васильки”).
О родной земле — многие стихи поэта:
“…Нас не одних носил поток,
Но, как бы ни менялись русла,
Мы гордо помним:
Наш исток —
В криничном крае белорусском”.
(“Вот и родимая изба…’’).

Скорбь о тех, кто не вернулся, по­гиб, и в других стихотворениях сбор­ника (“Я один из троих”, “За квадра­тами крупных панелей”, “Ветера­ны”). И, конечно же, скорбь о жерт­вах Чернобыля, о чем Александр Петрович не только писал, но с чем как врач боролся, принимая на себя удар радиационной беды.

“Быть до смертного дня
В должности гражданина —-
И не отвергнут меня
Поэзия и медицина”.

Для настоящего поэта нет ни профессий, ни званий, которые поднимали бы одну личность над дру­гой. Потому не оставляют нас рав­нодушными помещенные в сбор­нике стихи и о дворнике, леснике, других простых тружениках.

А чего меньше всего в сборнике — это о любви к женщине. И во­все не потому, что это чувство чуж­до поэту. Как заметил в статье- предисловии сборника известный московский поэт Олег Шестинский, А.Мельников на редкость цельный поэт, не выставляющий напоказ то, что принадлежит лишь двоим. Ведь у большинства поэтов лю­бовь на виду, а у него — под семью замками своего тайного счастья.

Строки Мельникова не спутаешь с другими стихотворениями. Его мужественная поэзия устремлена к тем идеалам, которые “работа­ют” на счастье, борются со злом.

Как раз, когда я заимел еще от­дающую типографской краской прекрасно изданную книжку, от­крывался памятник поэту на его могиле. С черного мрамора задум­чиво смотрит склонившийся у сто­ла Александр Петрович. На поста­менте его слова:

“Я уже за себя не боюсь.
Это счастье никто не отнимет.

Есть плечо,
на которое обопрусь,
Есть земля, которая примет.
Это — мат и моя, Беларусь”.

И когда я с друзьями поэта — литераторами, врачами, с поклонниками его творчества, его род­ственниками — стоял у могилы, подумал, что посмертное “Избран­ное” — это тоже прекрасный памятник поэту.