Победа, завоеванная кровью

   Борисенко, Н. Победа, завоеванная кровью : [беседа с руководителем областного поискового отряа "Виккру" Н. Борисенко] / Николай Борисенко ; беседовала Диана Гаранинова // Зямля i людзi. — 2016. — 29 чэрвеня. — С. 14.

Изучать события первых дней войны крайне больно – чем больше узнаешь, тем больше хочется забыть. Поэтому деятельность известного Могилевского историка, военного писателя Николая Борисенко хочется без прикрас назвать подвигом. Хотя сам руководитель областного поискового отряда «Виккру» пафоса не приемлет – окунувшись 20 лет назад в историю последней войны, он считает своим человеческим и профессиональным долгом раскрыть как можно больше белых пятен этого трагического периода. Сегодня вряд ли кто более глубоко изучил события начала июля 41 -го года в районе Могилева. За двадцать лет существования клуб «Виккру» (на латыни «Уісіогіа сшепіа» означает «Победа, завоеванная кровью») установил свыше 15 тысяч имен погибших на Могилевщине воинов по архивным и обнаруженным в поисковых экспедициях документам. Вместе с 52-м отдельным специализированным поисковым батальоном из земли подняли останки пятисот солдат Красной Армии, имена 53 из них удалось расшифровать.

В чем же неоднозначность и предвзятость оценки обороны Могилева, какие «ребусы» надо расшифровать историкам, чтобы создать объективную картину этого исторического события?

— Запретив 13-й армии выход из окружения 15-16 июля, командование Западного фронта обрекло воинов на верную гибель ради сомнительного улучшения стратегического положения войск фронта, как и оставило без поддержки первый рубеж обороны у границы. Надо смотреть правде в глаза. Немцы перехитрили наше командование. У Могилева после 13 июля уже не было значительных сил немцев, а оставались только небольшие арьергардные отряды и моторизованные подразделения, оставленные ушедшими на восток основными силами. Не пытаясь брать город штурмом, они вели небольшие очаговые бои, изматывающие защитников Могилева, пожидая свои пехотные дивизии, отставшие от танковых и моторизованных на 5-7 дней. С 20 июля 4 пехотные дивизии взяли обессиленный город за 5 дней, несмотря на героическое сопротивление наших защитников, не оставив им шанса на спасение. Белых пятен в этой истории огромное количество…

На каких источниках информации строится поисковая работа клуба «Виккру»?

- Главная наша задача – вернуть имена как можно большему количеству погибших воинов. Работаем в архивах, изучаем схемы боев. Главный источник для поисковиков – это воспоминания местных жителей и ветеранов. Люди, пережившие войну, не боялись мертвых – у них было особое отношение к погибшим воинам. Они хоронили убитых красноармейцев на своих огородах, в палисадниках на деревенских улицах и лесных опушках – другой возможности не было, часто хоронили тайно ночью, многие из местных жителей поплатились своими жизнями за то, что предавали земле своих защитников… И потом на протяжении всей мирной жизни очевидцы этих трагических событий приходили к ним не только по дням поминовения, а гораздо чаще – убрать могилку, поговорить, помолчать. От ужасов войны настолько преломилось сознание, что ничего необычного они в этом не видели. Они считали своим кровным делом смотреть за могилкой, как будто там лежит их родной человек. Нам, сегодняшним, этого не понять. Напркциер, в деревне Зеленый Прудок под Чаусами в палисаднике одного из домов было пять холмиков – пятеро красноармейцев покоились там, на могилках садили цветы, поминали их в день Победы. В другой чаусской деревушке бабушка до самой своей смерти не отдавала на перезахоронение красноармейца, которого сама похоронила возле дома в 41-м – называла его сыночком и

«Сегодня, когда начинают  говорить не о войне, а только о Победе, непроизвольно отбрасывается, убирается из поля зрения главное в этой победе – ее цена, Пусть правда слишком неуютна, неудобна, но забыть ее – значит предать память о миллионах погибших, превратить память  о войне в красиво обернутую конфету».

чтила его память, как будто это и был ее сын, погибший на других фронтовых дорогах Великой Отечественной. В чаусских деревнях братских могил и одиночных захоронений наших воинов особенно много, потому что именно там трагически закончился путь выходивших из окружения остатков воинских подразделений, защищавших Могилев. Многие из них до сих дней лежат на местах своих последних боев, неприбранные и неоплаканные. И самое страшное, что почти из 9000 прорывавшихся на восток и 1000 похороненных в братских могилах чаусских деревень известно лишь несколько десятков имен. Остальные «пропали без в вести, ушли в небытие». И говорить о героической обороне Могилева в 41-м без понимания, какой ценой удерживался город, невозможно.

- Статус пропавшего без вести в военные и послевоенные годы не сулил ничего хорошего ни воину, окажись он жив, ни его памяти, ни судьбе родственников и близких? 

- В этом особая двойная нагрузка трагичности этого периода истории. Тысячи бойцов попали в плен, тысячи по сей день лежат безымянными на полях сражений. Многие, вышедшие из окружения, попадали под репрессии родной советской страны, за которую отдавали жизнь. Как ни горько осознавать, большинство из них несли клеймо предателя и изменника. Многих в послевоенные годы реабилитировали. Благодаря поисковым отрядам, возвращаются их имена. Очень тяжело возвращаются. Каждое имя, которое мы открываем, становится чистым. К одному из ветеранов 20 механизированного корпуса такая человеческая реабилитация пришла, например, за год до смерти. Василий Колесников из Ростовской области, отсидевший за «предательство» 5 лет в Колымских лагерях, прислал письмо в школьный музей 20-го мехкорпуса в Романовичской школе Могилевского района, рассказав, что только теперь односельчане стали здороваться и повинились перед ним за слово «предатель», часто бросаемое вслед. Вот поэтому главная цель

«С тех пор и до настоящего времени мы не перестаем переживать неудачи и потери первого периода Великой Отечественной войны. Фронтовики и послевоенные поколения стремятся понять и объяснить, в чем крылась причина поражений Красной Армии в первые недели и месяцы войны, почему она, являясь по сути крупнейшей армией мира, истекая кровью была вынуждена отходить на восток, оставляя врагу сотни и тысячи километров родной земли».

поисковой работы – восстановить доброе имя солдата.

- Какие находки поисковых экспедиций записаны в историю?

- Каждая находка – это новый исторический факт. Очень важны имена – это возвращение чести солдату. За последние годы в Кличевских болотах и на поле под Могилевом с помощью архивов и местных жителей мы нашли два советских самолета с останками и документами летчиков. Но самая памятная и знаковая находка для нас – найденные в 2004 году в чаусских лесах штабные документы 20 механизированного корпуса, участив которого в обороне Могилева все советское время отрицалось. В 60-х годах выжившие ветераны корпуса поставили точку на поиске этих документов, решив, что они уничтожены при выходе из окружения. 20 мехкорпус был сформирован за 2 месяца до начала войны в Минской области, личный состав насчитывал 30 тысяч солдат и офицеров. На вооружении этого огромного и трудно управляемого воинского подразделения была артиллерия, стрелковое оружие, 100 танков. Эта военная сила, отступая из Минска через Березину, на пути к Могилеву потеряла практически всю технику. Оставшиеся в живых 15 тысяч человек обороняли наш город. И этот факт стал известен через 63 года после боев 41-го. Установлены более 250 имен солдат

«Не смотря на то, что всех мыслимые физические и моральные силы защитников Могилева были исчерпаны, оценка действий Могилевского корпуса верховным командованием была резко отрицательной. Бакунина за невыполнение приказав предлагалось отдать под суд… Ввиду того, что оборона Могилева 61 стрелковым корпусом отвлекала на него 5 пехотных дивизий и велась настолько энергично, что сковывала большие силы Противника, командующему 13 армией было приказано держать Могилев во что бы то ни стало».

Из книги Николая Борисенко «1941-й: пылающие рубежи Днепра и Сожа».

и командиров корпуса. В силу устоявшихся партийных догм эта информация о 20 мехкорпусе и о многих других подразделениях замалчивалась. Теперь наш долг ее восстановить. В своих книгах, посвященных обороне Могилева я постарался это сделать.

- Как тема войны стала основной в вашей профессиональной деятельности?

- Сейчас в историографии происходит переоценка многих фактов. Открывается новая информация, рассекречиваются архивные документы. Когда появилась возможность максимально объективно изучить ход боевых действий наиболее трагического начального периода войны, я оказался в этой «теме», похоже, безвозвратно – слишком много белых пятен, недосказанностей, предвзятого «политического» понимания событий. Раскрывать тайны этого периода придется не только нам, но и будущим поколениям. В этой истории – наши корни, продолжение нашей жизни, здесь раскрывается наш живой исконный патриотизм.

Всю зиму Николай Борисенко изучает военные архивы – на базе поискового клуба создано уникальное собрание военных документов. А как только начинает оттаивать земля, «Виккру» возобновляет непрерывные поисковые экспедиции. Даже договариваться о получасовом интервью с ним пришлось в небольшом промежутке между поездками на места боев. Основная информация, которой владеют Могилевские поисковики, сосредоточена на авторском сайте Николая Борисенко (www.barysenka.by) – более насыщенного тематического информационного портала трудно представить. Там в книгах «1941-й: пылающие рубежи Днепра и Сожа» «Днепровский рубеж: трагическое лето 1941 -го», «161-я Могилевская: в первых рядах советской гвардии» по крупицам восстановлены события Могилевской обороны. Перечитывая книги и статьи, я поняла, почему Борисенко в беседах на тему войны как-то по-особенному, снисходительно строг и внутренне собран: дилетантский взгляд на эти события из нашего мирного комфортного времени можно назвать кощунственным. Чтобы рассказать правду о войне, не хватит жизни. Но попытаться понять и осознать, какова цена по-настоящему Великой Победы, должен каждый из нас.