Это нужно не мертвым…

   Докторов, А. Это нужно не мертвым… : [оборона Могилева в июле 1941 года] / Анатолий Докторов // Веснiк Магiлёва. — 2016. — 7 сентября. — С. 9.

До настоящего времени боевые действия частей и соединений Красной Армии в июле 1941 года в районе нашего города в ряде энциклопедий считают первым этапом Смоленского оборонительного сражения.

Мне кажется, в этом нет логики. Немцы подошли к окраинам Могилева 13-16 июля, Смоленска – 15 июля; Могилевом овладели 26 июля, Смоленском – 29 июля. Таким образом, бои за эти города шли практически в одно и то же время, вели их совершенно разные советские части и соединения.

А вот что объединяет эти два исторических события, так это то, что два наших города, как два богатыря, встали на пути врага на берегах могучего Днепра. Здесь впервые в боях против немецко-фашистских захватчиков приняли активное участие мирные жители наших древних городов. Не случайно немецкие фронтовые части, войдя в Могилев 26-27 июля, собрали все мужское взрослое население и вывели его в район деревни Ермоловичи. Командование врага опасалось, что при наличии массы оружия, жители начнут боевые действия в самом городе. Могилевчане врагу хлеб-соль не преподнесли, как это было в ряде других городов. 

30 июля Гитлер подписал директиву №34, в соответствии с которой впервые в истории второй мировой войны немецкие войска перешли к обороне. 2-я танковая группа генерала Гудериана, понесшая большие потери на Могилевщине и Смоленщине, выводилась в тыл для пополнения личным составом и техникой. 26 июля начальник генштаба вермахта генерал Гальдер записал в дневнике; «Боевой состав 2-й танковой группы после 5-ти дней отдыха можно будет довести до 50%».

По состоянию на 1 августа немцы в войне против Советского Союза потеряли убитыми и без вести пропавшими 55 566 человек, ранеными – 149 609. Для сравнения: в войне с Польшей вермахт потерял 14 тысяч убитыми и без вести пропавшими, 30,3 тысячи ранеными. Германия не была готова к таким потерям. Не случайно на совещании в штабе группы армий «Центр» в Борисове 5 августа у Гитлера вырвалось: «Если бы я знал, что у русских столько танков, я бы, пожалуй, не начинал эту войну».

А вот как в те дни советское командование оценивало бои за Могилев.

27 июля главком Западного направления командующий Западным фронтом маршал Тимошенко докладывал Ставке: «Ввиду того, что оборона 61 корпусом Могилева отвлекла до 5 пехотных дивизий и велась энергично, что сковывало большие силы противника, нами было приказано командарму 13 удерживать Могилев, во что бы то ни стало и, приказано ему, также и комфронтом Центрального т. Кузнецову перейти в наступление на Могилев, имея флангом Качалова и выйти на Днепр. Однако командарм 13 не только не подстегнул колебавшегося комкора 61 Бакунина, но пропустил момент, когда тот самовольно покинул Могилев, начал отход на восток… Тот час же по получении известия об отходе из Могилева и о продолжающемся еще там уличном бое, дано приказание командарму 13 остановить отход из Могилева и удержать город во что бы то ни стало, а комкора Бакунина, грубо нарушившего приказ командования, заменить полковником Воеводиным, твердо стоявшим за удержание Могилева, а Бакунина отдать под суд».

За оставление Могилева командующий 13 армией генерал-лейтенант Герасименко был заменен на генерал-майора Голубева.

* * *

Могилевский городской Совет депутатов и горисполком многое сделали и делают по увековечению памяти героев обороны. Именами генерала Романова и полковника Кутепова названы улицы, недавно установлены их бюсты. Но нами забыты имена могилевчан, вставших на защиту родного города с оружием в руках и павших у его стен!

Погибли председатель горисполкома Астров, его заместитель Тузов, депутаты горсовета члены городского штаба народного ополчения Шполянский и Аруин, секретари горкома партии Хавкин и Путырская, зав. отделом горкома партии, политрук роты ополченцев Эстернин, землеустроитель В&сильев, работники городских служб братья Леоновичи, педагог Пухольская и многие другие.

А ведь сводный ополченский полк (командир майор Катюшин) сражался за город 26 и 27 июля, когда 172-я дивизия уже пошла на прорыв.

Майор Катюшин в 1950 г. в письме к секретарю Могилевского обкома партии писал, что он со своим полком 26-27 июля удерживал завод «Строммашина» и вышел из Могилева в ночь с 27-го на 28-е к Днепру южнее Полыкович. 1-й секретарь обкома партии И.Н. Макаров также утверждал, что ополченцы Катюшина удерживали 26 июля позиции у завода «Строммашина» и Дома Советов.

В «Послужном списке полковника Катюшина В.А.» есть запись: «Вывел остатки 172-й СД из окружения из-под Могилева, БССР, в количестве 350 человек с полным вооружением и присоединился с этим отрядом к частям Красной Армии в районе Почепа, на участке 50 армии Брянского фронта 5 сентября 1941 г.» Не генерал Романов, не мифический Серпилин, а командир Могилевских ополченцев вывел из окружения 172-ю дивизию!