Евгений Глебов. Мечты и реальность

   Максимова, Е. Евгений Глебов. Мечты и реальность : [заседание литературного клуба "Собеседник"] / Елена Максимова // Веснiк Магiлева. — 2017. — 18 января. — С. 11.

Картинки по запросу Композитор Евгений ГлебовКомпозитор Евгений Глебов прошел путь через тернии к звездам. Стал народным артистом СССР и Республики Беларусь. Был награжден орденом Франциска Скорины. Именно Глебов вывел белорусскую музыку на мировую орбиту. Но всего этого могло и не быть, если бы друзья из Могилевского музыкального училища не подтолкнули талантливого самоучку пойти на важную встречу. Судьба автора симфонической поэмы «Могила льва» стала темой зимнего заседания литературного клуба «Собеседник».

«ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ»

- Это мое любимое произведение Евгения Глебова, – призналась руководитель сообщества Тамара Петровна Никулина. И тут она совпала с Алексеем Дударевым! Белорусский классик так сказал о бессмертности этой мелодии: «Лазерный диск сотрется, а мне не надоест. Гармония. Это про меня, про эту страдающую планету, про космос, звезды, Веру, Надежду, Любовь».

Лектором в этот раз была очаровательная Елена Михайловна Буткина. Она сразу отметила осеннюю плодотворность композитора. Не зря он родился осенью – 10 сентября 1929 года.

Глебов сравнивал процесс творчества с обработкой почвы: для того, чтобы получить по-настоящему богатый урожай, недостаточно просто вспахать поле, нужно каждый комочек земли пропустить через свои руки.

Балеты, симфонии, симфонические поэмы и сюиты, эстрадные произведения, музыка к кинофильмам и спектаклям – плодовитому таланту были подвластны все жанры.

Многое из того, что происходило в белорусской музыке впервые, было связано с именем Глебова. Впервые была написана музыка по произведениям всемирно известных писателей – Шарля де Костера, Булгакова, Сент-Экзюпери. Впервые за рубежом было исполнено произведение белорусского композитора: премьера балета «Маленький принц» восхитила зрителей Финской национальной оперы в Хельсинки.

У Евгения Александровича были прекрасные корни. Бабушка Клавдия Степановна называла его «Сокол мой». Сокол – это часть фамилии князей Сокол-Черниловских, от которых шел род по материнской линии. В годы советской власти именитых предков приходилось скрывать. Но от внука бабушка благородного происхождения не скрывала: «Запомни, Сокол, тот, кто был всем, снова станет всем, а кто был никем, никем и останется». Отец мальчика был талантливым музы- кантом-самоучкой и играл на всех инструментах. «Женьча» тоже самостоятельно освоит гитару, мандолину, балалайку и аккордеон. Он очень хотел учиться музыке, но в Рославле не было музыкальной школы, и нотного стана он не знал…

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

Прозвучали и взяли за душу слушателей композиции Глебова «Белый парус» на стихи Булата Окуджавы из кинофильма «Последнее лето детства» и адажио Розы и Принца из балета «Маленький принц».

«Откуда такая нежность» небесной музыки? В романе «Поющие в терновнике» есть легенда – о птице, которая бросается на самый острый шип терновника, возвышается над несказанной мукой и поет несравненную песню. Все лучшее покупается ценой страдания. Путь Глебова к мечте стать профессиональным музыкантом – это путь мученика.

Евгений вынужден был окончить техникум железнодорожного транспорта – и попросил распределить его в Могилев: там есть музыкальное училище! В начале января 1950 года он приехал в город и попытался поступить в муз- училище. Директор Зисман вынес вердикт «профнепригоден» – и не принял у него документы даже на цимбалиста. Один Бог знал, какой хотел учиться музыке! Это была потребность, страсть и вся жизнь! В реальности звучала другая музыка: он работал осмотрщиком на станции, ударял колотушкой по колесам вагонов, проверяя, целы ли они, безошибочно определяя трещины.

Тогда ни начальство, ни коллеги, ни он сам не подозревали, что у него абсолютный музыкальный слух. И тут из Минска прибыл принимать госэкзамены в музучилище Жинович, известный руководитель оркестра народных инструментов. Баянист Толя Агеенко и другие ребята уговорили Женьчу прийти и сыграть свои «опусы». Как вспоминал Глебов, «добрейший был человек Иосиф Иосифович; глянул на него – тепло на душе стало». Музыкант внимательно выслушал и сказал: «Пиши заявление о приеме в консерваторию!» Руки от волнения не слушались и тряслись. А друзья танцевали от радости! Это редкое качество – разделить не горе, а радость ближнего.

Но из-за обидного недоразумения связь между преподавателем и абитуриентом оборвалась на полтора месяца.

До конца вступительных экзаменов оставалось три дня. Евгений сполна познал эту муку: ждать и догонять. Вспоминал: «Сейчас стыдно в этом признаться, но я уходил куда-нибудь за угол и горько плакал. Мне некому было пожаловаться. На кого? За что? И кому? Сиди, Глебов, и не чирикай…»

Когда растаяли все надежды, вызов пришел! Женя к тому времени «перегорел»: нет вызова и не надо! Ректор Белорусской государственной консерватории Анатолий Богатырев сильно рисковал, когда брал юношу-пе- реростка с траурной каймой под ногтями от паровозного мазута. Как скажет потом Евгений Александрович, «он дал мне возможность этого скачка, трамплина : это Человек, он остается для меня святыней». Никогда человека 21 года от роду, не имевшего абсолютно никакого музыкального образования, не принимали в высшее музыкальное учебное заведение.

Право творить свою музыку композитор выстрадал. Всю жизнь Глебову приходилось преодолевать трудности. Талант – это перпендикуляр: Глебов иначе высказывал мысли, иначе говорил на том же русском языке, иначе думал и поступал. Все эти «иначе» раздражал и’собратьев-музы- кантов. Но больше всего их раздражала та самая плодовитость самобытного дарования. Благодаря этой способности быстро и успешно писать сочинения в Союз композиторов впервые приняли студента, еще не окончившего консерваторию. Из паренька, недавно вылезшего из-под вагонных колес, разрасталась личность огромного масштаба, Мастер.

По воспоминаниям Владимира Орлова, «трудолюбию у него стоило поучиться: бывало, по шестнадцать часов сидел над партитурой. За две недели с небольшим писал получасовую симфонию, за полгода – балет». Песню – до обеда!

Коллеги насторожились: выскочку следовало «окоротить». Никого и никогда не исключали из Союза композиторов. С ним это случилось. Поводом стало письмо-донос бывшей жены. Так в Беларуси появился «исключительный» композитор. Но в тот страшный час было не до шуток. Без работы Глебов жить не мог – враги все правильно рассчитали. От рокового шага удержал… Бальзак! Машинально Евгений стал листать «Человеческую комедию» и взглядом зацепился за слова: «Но ничто так не способствует долголетию, как мысль о том, что твоя смерть доставит кому-нибудь радость». А они-то были уверены, что с ним покончено – раз и навсегда. «Так уже повелось в этом мире, что всякий яркий и незаурядный талант встречает ожесточенное (если не сказать остервенелое) сопротивление тех, от кого зависит его судьба. Нужен характер, неуступчивый и упорный, чтобы защитить первые ростки дарования, устоять под напором жизни, явить искусству свои способности в чистом виде» (Роман Ерохин).

«МЕЧТА»

Пьесу Глебова из балета «Мара» исполнил Роман Королев, воспитанник могилевской Детской музыкальной школы имени М. Солдатова.

Премьера первого балета на современную тему состоялась в 1961 году. Впервые произведение белорусского композитора вызвало такой интерес: публику не нужно было загонять на концерт – проходы зрительного зала были всегда заполнены!

Волнение и оглушительный успех с Евгением Глебовым разделила муза по имени Лариса. Она явилась к нему в трудный момент жизни, когда он представлял собой «комок нервов и сухожилий» и напоминал подранка.

«Как и я, он не проявлял признаков влюбленности. Но я уже не представляла свою жизнь без наших встреч, задушевных бесед, без той искренности и доверия, которые бывают только между людьми, очень близкими по духу. В то лето я не поступила на журфак: не набрала баллов. Но моя жизнь была столь наполненной, что в ней не нашлось места переживаниям по этому поводу».

Существует постулат: если свой большой талант мужчина смог в полной мере осуществить, значит, у него был не менее талантливый соавтор, женщина.

«Могу сказать и мне можно верить: более нежного и ранимого, трогательного в своей болезненной порядочности, надежности и преданности, добрейшей души человека я в своей жизни не знала».

Лариса Васильевна стала примером хозяйки, матери, и, главное, жены сложного творческого человека. Женя был с нею счастлив. В обаятельном, теплом, чудесном доме Глебовых бывали писатель Василий Быков, поэт Анатолий Вертинский, балетмейстер Валентин Епизарьев, фехтовальщик, олимпийский чемпион Алексей Никанчиков, чья рапира всегда будет висеть на стене в кабинете композитора. Рыцарь чести, он делал выпады против сплетников. Никогда не поддерживал разговор, если кто-то переходил на личности. Не уважал людей, которые любят считать деньги в чужих карманах.

Глебов был великолепным собеседником. Режиссер фильма «Дикая охота короля Стаха» Валерий Рубинчик так вспоминал автора темы Вечности в фильме: «Я встречал композиторов, которые в жизни были очень скучные люди. Вот уж Глебов был ТАКИМ нескучным человеком! Он был человеком изысканного вкуса, и это выражалось в его жизни…Под стать ему было мало людей».

Посиделки проходили под аккомпанемент яркого глебовского юмора, весело и непринужденно. Василий Раинчик, выпускник Могилевского музыкального училища, ученик Глебова в консерватории, руководитель ансамбля «Верасы», написал в эссе, как ненавязчиво «шеф» обучал правильному русскому, обыгрывая слова «одел-надел»: «пальто одел или надел? обувь одел или надел?»

«ГОСПОДИ. СПАСИБО. ЧТО ЖИВЕМ!»

Как-то Евгений Александрович заметил: «Я понимаю, что людей сейчас на земном шаре слишком много и их никто не собирается записывать в Красную книгу. Но их надо беречь».

В конце жизни этот яркий талант, которому нанесли немало ран, перенес инсульт. Это был сильный удар судьбы для человека такого склада: он дня не мог прожить без “работки” (так называл свою композиторскую деятельность).

Потом случилась страшная трагедия – потеря зрения. Но никакая болезнь не могла сломить этот могучий дух.

12 января 2000 года композитора не стало, но смерти для Мастера нет! В 2016 году специальной премией деятелям культуры и искусства была отмечена минская Детская музыкальная школа искусств №10 имени Е.Глебова.

Встречи-откровения «Собеседника» помогают устоять при самых разных жизненных испытаниях, а их хватает с лихвой.

Во время чаепития кто-то грустил: день годовщины со дня смерти сына совпал с заседанием по поводу годовщины со дня рождения Глебова. Был бы сын жив, пришла бы красивой: Сережа заставил бы надеть и сережки, и бусы…

Кто-то вспоминал младшую сестру: износила сердце и рано ушла из жизни. Люди беззащитны: под тонким слоем кожи у них бьются живые сердца.

Людмила Лаврентьевна Зирне прочитала строки-пожелания:

Нам не хапае добрых слоў,
Чакаем іх, нібыта свята…

Дарыце шчасце без умоў:
Яго не можа быць багата!

И снова вернулись к «Золотой осени», философской поре раздумий.

В стенах гостеприимной Центральной городской библиотеки им. К. Маркса прозвучала премьера: Леонид Осипов исполнил свои стихи на осеннюю музыку Глебова. Вдохновила точка пересечения путей-дорог: Леонид Всеволодович тоже работал на станции Могилев.

Анне Васильевне Лазаренко, старейшине клуба «Собеседник», исполнилось 85 лет. Жизнь продолжается – и звучит музыка Глебова к фильму «Последнее лето детства». И «возникает ощущение проходящей, «яко лист отцветет», человеческой жизни в мире сем…»