Чтобы помнили

   Смолякова, О. Чтобы помнили : [Е. В. Киреева создала школьный музей боевой славы об отряде специального назначения "Славный"] / Ольга Смолякова // Днепровская неделя. — 2017. — 8 февраля. — С. 3.

<p>8.02.2017</p><br />
<p>ЧТОБЫ ПОМНИЛИ</p>Имя могилевчанки Елены Васильевны Киреевой хорошо известно сотрудникам военной контрразведки КГБ Республики Беларусь. Нет, никакого отношения к секретной агентуре женщина не имеет. В прошлом она — учительница математики в средней школе №22, а еще человек, приложивший колоссальные усилия для сохранения памяти о ратных подвигах отряда НКВД «Славный» и военно-патриотического воспитания подрастающего поколения. Не случайно в наградном документе, врученном ей представителями военной контрразведки, это и отмечено.

Школьный музей

Торжественная церемония награждения, к слову, прошла в школьном музее боевой славы, который более четверти века назад был создан Еленой Киреевой. Правда, за последние годы здесь произошли заметные изменения, но главное осталось прежним. Любой желающий, заглянув в красочно оформленный зал, получит представление о боевом пути отряда специального назначения «Славный», увидит на фотографиях лица героев, почитает документы, газетные публикации и пожелтевшие от времени письма с фронта… 

— Я отдала этой работе 42 года и не жалею об этом, — признается пенсионерка. — Дети, побывав на острове Веремеевка среди реликтовых болот в Кличевском районе (здесь с августа 1943 по март 1944 года дислоцировался отряд) и в других знаковых местах, совершенно по-другому воспринимают историю Великой Отечественной войны. А пообщавшись с ветеранами, которых изо всех уголков страны я постоянно старалась приглашать на встречи с учениками, пропускают события военных лет через себя, свою душу. Никогда им после этого не стать равнодушными к людскому горю!

Коренная могилевчанка

Знает о своем родном городе Елена Васильевна очень многое. И не только в историческом ключе. Рассказывая о довоенном Могилеве, она закрывает глаза и очень выпукло обрисовывает Базарную улицу, Железнодорожную, знаменитый район Чапаевку. Слушая это, у людей с богатым воображением скорее всего возникнет образ зеленых тенистых аллей, неспешно прогуливающихся модниц в крепдешиновых платьях и мужчин в шляпах с широкими полями, поправляющего цепь на велосипеде сорванца-мальчишки… Ну это так, лирика.

На самом-то деле в Советском Союзе тот период ознаменован сложными и противоречивыми процессами с неоднозначными последствиями. Маленькая Леля — как звали тогда будущего серьезного педагога родные и друзья — конечно же об этом не думала. Детство — счастливейшая пора!

Будучи ребенком, она старалась помогать родителям в их взрослых делах. Папа, слесарь в паровозном депо, перевез семью из центра на Чапаевку. Там все вместе они приводили в порядок дом, в котором планировали жить долго и счастливо. Но не судьба — началась война.

— Отца на фронт не взяли, с детства плохо функционировала правая рука, — вспоминает собеседница. — В депо он работал в буквальном смысле до последнего паровоза, мы же с мамой и другими родственниками ушли «в беженцы», в деревню за 25 километров от Могилева.

О своей жизни в военные годы Елена Васильевна вспоминает неохотно, пунктиром. Вот лишь один эпизод:

— Бывало, приходилось брести одной по страшному городу, где кругом сплошные развалины, валялись разбитые стекла, хозяйничали, как у себя дома, фашисты. А какой выход? На Струшне жила семья папиного двоюродного брата, который партизанил. Надо было передавать от него весточку, а сделать это восьмилетнему ребенку гораздо проще, шансов больше, что не остановят и не расстреляют. Вот и ходила, хоть боялась жутко.

Когда Могилев освободили, выяснилось, что на месте родного дома осталось пепелище. Глава семьи вырыл землянку, зиму кое-как пережили. Правда, руки себе тогда Леля обморозила основательно и даже много лет спустя продолжала мучиться — кожа на них часто лопалась.

— Мир не без добрых людей! — как теорему выводит математик. — В Могилеве тогда прошел сильнейший ураган, положило лес в Полыковичах. И этот бурелом, кто имел возможность, выписывали и строили дома. Многие знакомые знали, что нам негде жить. Пришли как-то и говорят: «Горю можем помочь, денег не надо — вы нам обед только приготовьте, а лес мы привезем!» Так у нас спустя время появился свой маленький домик. Он, кстати, до сих пор стоит на улице Чапаева.

Первые годы учебы из-за вой-ны Леля, как и все дети ее поколения, пропустила. Но девочка была смышленая, старательная, способная. В 3-м классе могилевской средней школы №8, где училась, быстро завоевала авторитет среди ребят и уважение учителей.

— Хотя выглядела я тогда — сложно представить как, — грустно улыбается Елена Киреева. — Ходила на занятия в безразмерной маминой кофте, на ногах шитые бурки, стриженная под мальчика…И представьте, в таком виде меня как отличницу избирали в актив! Была председателем совета дружины, потом комсоргом школы… Видимо, доверяли.

А больше всех предметов любила математику. Случалось, прибежит с занятий и первым делом за задачки, а только потом уже можно и перекусить. Или, например, пасет козу на лугу, а к ней — полкласса с просьбой: «Леля, помоги решить, без тебя никак!»           

В общем, вопрос о выборе профессии не стоял. Само собой, окончила физмат педагогического института, а потом работала в средней школе №22, куда вначале устроилась лаборантом, чуть погодя библиотекарем, а с 1971 года — учителем математики.

Случайная встреча

Ее увлечению историей Великой Отечественной войны поспособствовал случай. Уже будучи женой и матерью, Елена Киреева с дочкой Ириной поехала отдыхать в пансионат «Свитязь». Там девочка играла в бадминтон с очень интересным человеком. Как выяснилось, это был Михаил Оборотов, бывший начальник штаба спецотряда «Славный». Своей юной напарнице по игре во время перерывов он настолько ярко и образно рассказывал о подвигах товарищей, что девочка позвала маму «послушать дядю Мишу».

— Затаив дыхание, я могла часами внимать его историям, настолько они были увлекательны и сокровенны. К сожалению, до встречи с Михаилом Ивановичем о «Славном» я не знала ни-че-го! Наш новый знакомый во время войны не по возрасту, а по духу был отцом всем партизанам отряда. Ребята шли на смертельные задания, прося именно его: «Погибну — сообщи маме, если ее нет в живых — жене, а еще брату…» И Оборотов запоминал наизусть сотни адресов.

Забегая вперед, скажем: встреча эта стала судьбоносной для обоих. И даже после смерти Михаила Ивановича — а был он в мирное время большим человеком на Брестчине: работал председателем областной коллегии адвокатов, а также являлся членом республиканского военного суда — шефство над его и жены могилами взяла не кто иная, как Елена Васильевна.

«Славный»

Благодаря этому знакомству Елена Васильевна заинтересовалась судьбами молодых чекистов и увлекла поисковой работой учеников.

Этот отряд был сформирован 15 февраля 1942 года по указанию начальника 4-го управления НКВД Судоплатова на базе отдельной мотострелковой дивизии особого назначения НКВД СССР. «Славный» действовал в лесах Брянщины и Белоруссии. Командиром был назначен 26-летний капитан госбезопасности Анатолий Шестаков, комиссаром — политрук Василий Пегов, начальником разведки — Василий Рыкин, врачом — Илья Давыдов. Были в отряде и выдающиеся спортсмены. Среди них мировой рекордсмен гиревик Николай Шатов, семикратный чемпион СССР по академической гребле, заслуженный мастер спорта Александр Долгушин, дискоболы — чемпионы СССР Леонид Митропольский и Али Исаев, чемпион Москвы по плаванию Конрад Мадэй, заслуженный мастер спорта по бегу Моисей Иванькович (уроженец Полоцка), мастер спорта Виктор Зайпольд, бегун Григорий Ермолаев, гимнаст и цирковой акробат Михаил Семенов.

Разведка и диверсии в тылу врага, организация партизанской войны и создание агентурной сети на оккупированных территориях — вот основные задачи чекистского спецназа. Бойцы действовали на территории трех белорусских областей, в том числе Могилевской. Они прошли с боями свыше полутора тысяч километров. На их счету 23 разгромленных крупных гарнизона противника, 22 спущенных под откос эшелона, десятки взорванных железнодорожных и шоссейных мостов, около сотни сожженных машин. Только в открытых боях и засадах уничтожено порядка 2 тысяч солдат и офицеров противника, 400 взято в плен.

К сожалению, потери в рядах спецотряда тоже были. Так, в Кличевском районе, на острове Веремеевка, среди труднопроходимых реликтовых болот Усакинских лесов, где «Славный» базировался 8 месяцев, похоронены почти два десятка бойцов, погибших при выполнении спецопераций.

— После знакомства в пансионате общение с Оборотовым мы не прерывали. Со школьниками по просьбе Михаила Ивановича я стала разыскивать оставшихся в живых и разъехавшихся по всему СССР бывших бойцов «Славного», завязалась переписка с почти полутора сотней ветеранов, — делится Елена Киреева. — Многие из них присылали воспоминания и предметы военного времени, приезжали в гости, вместе со школьным отрядом «Поиск» выезжали на места боевых действий.

А в 1984 году в школе открылся музей боевой славы. Главный и самый ценный его экспонат — дневник Михаила Ивановича, который после своей смерти он завещал именно Киреевой.

Уникальный вещдок подвигов бойцов «Славного» — дневник начштаба Оборотова — сегодня детально изучают и пытаются проанализировать единомышленники Елены Васильевны. Кто знает, какие еще героические откры-тия нас ждут?