Георгий Конисский: за веру и Отечество

   Чепелев, Л. Георгий Конисский: за веру и Отечество  : положение православных в период становления на кафедру Георгия Конисского / Л. Чепелев // Веснiк Магiлёва. — 2017. — 15 февраля. — С. 20.

Продолжение. Начало в №2

Варшавская конфедерация в 1716 году приказала разрушить все православные храмы, построенные после 1632 года. Униатские священники при полной поддержке властей с 1732 по 1743 г.г. только в Белоруссии отобрали у православных 128 церквей. Запрещены были публичные церковные собрания. Наложен запрет на богослужения в храмах, разрешались только домашние. В 1732 году провозглашено «полное презрение к иноземным культам», объявляющее таковым православие на землях Беларуси. Православным запрещалось выбираться в депутаты, участвовать в деятельности трибуналов и комиссий; занимать воеводские, земские и городские должности. Пытавшихся обойти запреты жестоко наказывали. По тому же закону положение православных священников становилось невыносимым: им запрещалось ходить по улицам со святыми дарами; совершать крещения и браки. А производить обряды позволялось только с разрешения католического ксендза после уплаты внушительной суммы.

Хоронить умерших разрешалось только ночью, а тела выносить – через ворота для вывоза нечистот. Дети, рожденные от смешанных браков, записывались только католиками. Канонические законы католиков объявлялись обязательными для исполнения любыми иноверцами. Вот лишь один пример.

«20 апреля 1744 года витебский подвоеводович Реут выгнал из деревни м. Уллы православного священника Корнилия Романовича и заборонил православным под великою казнию до церквей благочестивых ходить и требы принимать». Проживавший в Улле «великороссийский человек Матвей Мельник» окрестил ребенка у православного священника. Реут, несмотря на иностранное подданство, велел «его смертно постромками бить». И тот умер.

6 августа во время богослужения, совершавшегося новоприсланным православным священником, иноком витебского Маркового монастыря Збродовским, на ульскую церковь напал администратор полье-зерский пан Ломано-ский, выгнал народ из церкви и велел исповедоваться только у униатского каплана Товпен-ца. А умерших, которые исповедовались перед смертью у православного священника, погребать «как поганых». 7 августа Товпенец со слугами Реута напал на церковь во время богослужения и выгнал молившихся. А вчерашним исповедникам, которые должны были причащаться, как упорствующим, надели на шею железный ошейник и приковывали к тюремной стене.

Православные в Улле держались еще 10 лет и только в 1758-м улльская Преображенская церковь была обращена в униатскую.

По закону, принятому Сеймом Речи Посполитой в 1764 г., к желавшим перейти из католичества в другую веру применялись самые строгие, вплоть до смертной казни, наказания. А по закону 1766 г. всякий, сказавший речь в защиту православных, объявлялся врагом государства и наказывался.

Конисский с первых дней вступления в должность стал заботиться о защите православия. Несмотря на угрозы его жизни, писал письма в Сенат Речи Посполитой, в которых рассказывал о притеснениях православных, захвате храмов, требовал наказания виновных. Были собраны архивы о Могилевских православных храмах: католикам и униатам стало трудно объявлять те или иные храмы и монастыри исконной собственностью.

Деятельность его озлобила представителей воинствующих католических орденов. На него не раз совершали покушения.

Так, обозревая в 1759 г. епархию, Конисский решил посетить Оршу. Навстречу ему вышел миссионер-доминиканец Овлачин-ский с монахами, множеством шляхты и разным сбродом. Увидев въезжавшего в город владыку, те начали кричать и поносить его бранными словами. А когда городские цехи вышли с хоругвями для встречи, их разогнали палками, камнями и грязью. Когда на следующий день владыка после богослужения в одной из церквей произносил поучение народу, Овлачинский ворвался с теми же лицами и стал выгонять из нее палками и обнаженными саблями народ. Владыка спасся от побоев, скрывшись в соседнем монастыре. Овлачинский и его приспешники стали штурмовать монастырь. Монахи положили Георгия на крестьянскую телегу и, прикрывши навозом, вывезли…

Но и в Могилеве враги не оставляли владыку в покое. В 1760 г. студенты иезуитской коллегии, по научению ксендза Зеновича, напали на архиерейский дом и, наверное, убили б Конисского, если бы тот не скрылся в потаенный подвал. Отсюда они отправились в семинарию, выбили окна, переломали мебель и произвели экзекуцию над воспитанниками.

На Сейме 1766 г. послы России, Пруссии, Англии, Швеции и Дании потребовали от руководства Речи Посполитой прекратить репрессии против православных и протестантов. Сенат и король пообещали прекратить притеснения, но ничего не сделали. И только после введения в Польшу 30-тысячного русского войска Сенат согласился в 1767 г. создать суд для разбора обид, причиняемых православным.

Суд состоял из 17 католиков и 8 православных, в число которых вошел и Конисский. Суд сразу, большинством голосов, объявил католическую веру господствующей в Речи Посполитой, отобрав последние надежды православных на восстановление справедливости. Так началась 3-летняя «Варшавская миссия» архиепископа.

Через некоторое время Святитель добился от суда решения, позволявшего православным строить храмы, больницы и школы, не платить дань ксендзам, совершать крестные ходы. Победой было и решение суда о разрешении опеки православной церкви над людьми «насильно переведенными из православия в католицизм и униатство». Это позволяло защищать их, если они желали вернуться в православие.

Когда положение православных стало совсем невыносимым, архиепископ вынужден был обратиться к Екатерине II. Во время ее коронации Георгий выступил с речью: рассказал о тяжелом положении православной церкви в Речи Посполитой и призвал Екатерину выступить в защиту православных.

В 1773 году архиепископ убедил Екатерину II согласиться с созданием Могилевской и Псковской православных епархий. В 1776-м добился указа, разрешающего родителям самим выбирать веру для детей, родившихся от смешанных браков.

В 1794 г. императрицей был издан указ, разрешавший свободное присоединение униатов. И в течение месяца с небольшим воссоединился 721 приход с 463 священниками и с 333 тысячами мирян. А к концу царствования Екатерины II присоединившихся было уже свыше двух миллионов.