Трагическая память Сараканайского леса

    Макарова, А. Трагическая память Сараканайского леса / Алла Макарова // Зямля i людзi. — 2017. — 3 мая. — С. 16.

В годы Великой Отечественной войны наша земля была обильно полита кровью павших солдат. К братским могилам приходят люди, не равнодушные к судьбам погибших соотечественников. Дорогую цену заплатили мы за Великую Победу. Положив свои жизни на алтарь Отечества, наши воины обрели вечную память и великую благодарность поколений. Мужественные люди громили врага, ощущая ледяное дыхание смерти. Обеспечив нам мирное небо над головой, они зачастую расставались не только с жизнью, но и со своим именем, уходя в бессмертие неизвестными. Горько и обидно, что многие из них остались безымянными. Это великая несправедливость, мы должны знать своих героев поимённо, однако как часто встречаются памятники неизвестным солдатам. Таких мемориалов сотни, а воинов, пропавших без вести — великое множество…

Совсем недавно на въезде в Могилёв по левой стороне Минского шоссе обнаружено место, наполненное человеческими останками. Неприметный лесок закрывает собой модернизированная автозаправка. Здесь звонко поют птицы, среди деревьев гуляет ветерок, ничто не напоминает об ужасной трагедии, произошедшей уже в далёком прошлом. Лишь единицам старожилов известно, что же скрывется во рвах и оврагах на первый взгляд такого мирного, спокойного леса.

Те же, кому довелось побывать там, вспоминают непонятное угнетающее состояние, холодок по спине, который заставляет ускорить шаг, а многочисленные ямы лишают душевного равновесия… И поневоле представляется что-то ужасное, происходившее здесь. Что же наводит на такие мысли? И только потом выясняется, что эта земля пропитана страданиями и болью погребённых под ней людей.

После выхода в свет статьи известного Могилёвского историка и поисковика Николая Борисенко о страшных находках в Казимировском лесу, там был установлен мемориальный камень-валун. Дабы почтить память погибших, ученики средней школы № 19 часто приходят к памятному месту.

Что касается фактов об этом захоронении, то до местных жителей давно доходили слухи о массовых расстрелах населения в годы Великой Отечественной войны в этом районе. Но это были лишь слухи, в которые долгое время не хотелось верить. Однако с течением лет поступающая новая информация заинтересовала историков. И сегодня, исходя из уже известных нам фактов, можно передположить, что и как. Для достоверности проведём небольшое расследование…

Ранее было известно, что большую часть погибших в Казимировском лесу составляли евреи. Действительно ли это так?

О существовании большой еврейской общины в Могилёве известно давно. Люди жили нормальной обычной жизнью — ходили на работу, растили детей, радовались успехам, огорчались неудачам. Но — грянула война. Немалое количество представителей этой нации успело эвакуироваться до оккупации. Часть мужчин была призвана в ряды Красной армии. Точная численность остававшихся в городе к приходу немцев не установлена.

26 июля 1941 года Могилев был захвачен гитлеровцами, оккупация продлилась 2 года 11 месяцев. После освобождения города стало очевидно, что большинство евреев исчезло. В период оккупации Могилева многих из них согнали в гетто на улице Гражданской и в Подниколье.

В сентябре 1941 года гетто перенесли на набережную реки Дубровенка в границах от Быховского рынка до улицы Виленской (ныне Лазаренко). Могилёвское гетто было так называемого «закрытого типа» то есть из него нельзя было выйти. По некоторым сведениям, кроме гетто в Подниколье, а затем на Дубровенке, существовало ещё одно место, находившееся на огороженном участке поля возле нынешней гостиницы «Могилев». Его следует рассматривать как некий сборный пункт жертв перед расстрелом. Режим принудительного содержания в гетто был чрезвычайно жесткий. В каждый из домов гетто на Дубровенке загоняли по несколько десятков человек. Продуктами питания не обеспечивали. Однако, всех трудоспособных узников отправляли на тяжелую физическую работу.

С целью сломить их волю, не прекращаясь, шли расстрелы. Первое массовое убийство произошло 2-3 октября 1941 года. Второй расстрел не заставил себя ждать. Это случилось 19 октября 1941 года. Казнь осуществляли айнзатцкоманда 8, 316-й полицейский и 51-й украинский охранный батальоны. Расстрел почти четырёх тысяч человек производился предположительно у деревень Казимировка и Новопашково.

Всплывали всё новые и новые факты о таинственном захоронении. В этот раз нами решено было искать правду в находящемся поблизости посёлке Сараканайск. Старожилы рассказывали о постоянных массовых расстрелах не только военнопленных, но и мирного населения, в том числе и евреевского: “…Свозили изо всех деревень и самого Сараканайска. Много было евреев. Немцы долго не разбирались – если чёрненький, кучерявенький — значит еврей. Или просто чем-то не угодил оккупантам – также на расстрел! Не щадили никого, забирали даже маленьких перенесли на набережную реки Дубровенка в границах от Быховского рынка до улицы Виленской (ныне Лазаренко). Могилёвское гетто было так называемого «закрытого типа» то есть из него нельзя было выйти. По некоторым сведениям, кроме гетто в Подниколье, а затем на Дубровенке, существовало ещё одно место, находившееся на огороженном участке поля возле нынешней гостиницы «Могилев». Его следует рассматривать как некий сборный пункт жертв перед расстрелом. Режим принудительного содержания в гетто был чрезвычайно жесткий. В каждый из домов гетто на Дубровенке загоняли по несколько десятков человек. Продуктами питания не обеспечивали. Однако, всех трудоспособных узников отправляли на тяжелую физическую работу.

С целью сломить их волю, не прекращаясь, шли расстрелы. Первое массовое убийство произошло 2-3 октября 1941 года. Второй расстрел не заставил себя ждать. Это случилось 19 октября 1941 года. Казнь осуществляли айнзатцкоманда 8, 316-й полицейский и 51-й украинский охранный батальоны. Расстрел почти четырёх тысяч человек производился предположительно у деревень Казимировка и Новопашково.

Всплывали всё новые и новые факты о таинственном захоронении. В этот раз нами решено было искать правду в находящемся поблизости посёлке Сараканайск. Старожилы рассказывали о постоянных массовых расстрелах не только военнопленных, но и мирного населения, в том числе и евреевского: “…Свозили изо всех деревень и самого Сараканайска. Много было евреев. Немцы долго не разбирались – если чёрненький, кучерявенький — значит еврей. Или просто чем-то не угодил оккупантам – также на расстрел! Не щадили никого, забирали даже маленьких детей. Когда жители узнали, что творится, то стали разбегаться. Русские ушли в город на квартиры к родственникам, а евреев осталось много. Они вообще дружные были, друг за дружкой тянулись. Все надеялись на чудо, авось, их не тронут…»

Но надежда о спасении умирала на глазах. Умирала в лице женщин и детей, в лице солдат и обычных местных жителей.

Каждую неделю в Сараканайский лес приезжали машины с обречёнными на смерть. Немцы выгружали людей, давали им лопаты и заставляли копать одну большую яму. Вскоре раздавались выстрелы. Трупы убитых и раненых сбрасывали в могилу и присыпали землёй. Часто закапывали ещё живых. Чтобы продлить страдания и не позволить местным жителям спасти несчастных, фашисты оставляли на день у могил охрану. По воспоминаниям оставшихся в живых: «земля дышала». Ночью, когда охрану убирали, люди тайком пррбирались к месту казни. Перед глазами открывался ужасающий вид. Неописуемая жестокость, не присущая человеку. А что же творилось после дождя? Земля «проседала» и останки убитых выходили на поверхность.

Так может это и есть то место, где погребены узники Могилёвского гетто?

И сегодня ещё видны ямы вдоль дорожки по лесопарку. И это только часть захоронений. Судя по их размерам, можно предположить о тысячах погибших.

После знакомства с некоторыми документами выяснилось, что сюда на казнь привозили партизан и мирных жителей, которых поначалу в округе было много. Можно предположить, что здесь также покоятся останки красноармейцев, комиссаров и командиров, попавших в плен при отступлении летом 1941 года. Военнопленных какое-то время содержали в лагере у деревни Ермоловичи. Но с течением времени людей в этом лагере становилось всё больше. Оккупанты приняли решение перегнать пленных в более крупный — Лу-половский лагерь в Могилёве. По дороге узников становилось меньше: фашисты избавлялись от коммунистов, комсомольцев и измождённых. Между Казими-ровкой и Сараканайском немцы «нашли подходящее место для захоронения своих жертв».

Подтвердить слова местных жителей смогут и бывшие студенты Могилёвского машиностроительного института, 5-й корпус которого находился вблизи Сараканайска. Облагораживая территорию лесопарка ещё в Советские времена, они нашли множество останков, каски, ремни и другие вещи, свидетельствующие о былой трагедии. Возможно, это были не военнопленные, а солдаты, погибшие уже в 1944 году при освобождении Могилёва. Установить этот факт может только тщательная экспертиза.

Часть останков перезахоронена недалеко, в братской могиле по первому Латышскому проезду. Скромный серый обелиск с красной звездочкой поддерживается жителями в хорошем состоянии.

В заключение хотелось ещё раз сказать — нам, потомкам, следует помнить о том, что имена сотен погибших не установлены и их близкие до сих пор не знают о судьбе своих родственников. Павшие как бы взывают к нам, чтобы мы установили их имена и достойно захоронили останки. Упокоили их души. Мы должны это постоянно помнить! Война не закончена, пока не похоронен последний погибший солдат. Необходимо обратить особое внимание на безымянные захоронения Сараканайска.

Хватит ходить по трупам!