Для поэзии необходимо созреть

   Овсянникова, Т. Для поэзии необходимо созреть : [беседа с руководителем литератно-поэтического клуба "Светлица" Т. П. Овсянниковой]  / Тамара Овсянникова ; беседовала Елена Быкова // Днепровская неделя. — 2017. — 11 мая. — С. 4.

<p>11.05.2017</p> <p>ДЛЯ ПОЭЗИИ НЕОБХОДИМО СОЗРЕТЬ</p>Вот уже пятый год подряд в конце апреля литературно-поэтический клуб «Светлица» могилевского Центра творчества детей и молодежи «Агат» презентует свой сборник. Эта книга — результат работы членов клуба: учащихся школ, лицеев и студентов. Сердце клуба — его руководитель, Тамара Петровна Овсянникова, педагог высшей категории, член Союза писателей Беларуси. Пожалуй, это тот случай, когда педагог готов не только делиться теоретическими знаниями, помогать в освоении литературных приемов, но и просто выслушать, поддержать, посоветовать.

— Тамара Петровна, как родилась идея литературного клуба?

— Когда я вышла на пенсию, то почувствовала, что земля уходит из-под ног. Начала искать работу. Пенсионеру с этим сложно. Меня взяли в Дом детского и юношеского творчества «Эверест» Октябрьского района Могилева. Сначала я вела кружок «Дом, в котором я живу» — туда приходили дети, у которых были проблемы с общением и трудности в школе. Потом мне предложили руководить клубом журналистики. Но я не журналист, а филолог, поэтому рамки программы пришлось расширить. Так родилась «Творческая гостиная». Она объединила в своих рядах свыше 60 человек от 7 до 60 лет. Пришлось формировать группы, учитывать возраст и интересы. У нас были хорошие условия для занятий, отдельное помещение. Мы имели возможность беседовать за чашкой чаю, читать стихи при свечах. Коллектив подобрался замечательный — мы любили поэзию и литературу, постигали журналистику. И результаты были отличные. Ни один конкурс не обходился без дипломов. Четыре года работала «Творческая гостиная», но потом мне пришлось уйти, контракт закончился.

А 21 марта 2012 года, в Международный день поэзии, по инициативе отдела образования Могилевского гор-исполкома и Центра творчества детей и молодежи «Агат» был учрежден литературный клуб «Светлица». И меня пригласили на должность его руководителя.

— Выпускать каждый год книгу — это уже традиция? Откуда она взялась?

— Во времена «Творческой гостиной» я сотрудничала с могилевскими поэтами, приглашала на занятия, вместе проводили поэтические встречи. Хорошими друзьями клуба стали поэты Алла и Николай Яцковы. Николай Адамович и посоветовал мне издать сборник произведений участников клуба и подсказал, как и где это сделать. И даже предисловие написал. Татьяна Вереск, она тогда посещала занятия клуба, сверстала книгу. В 2008 году первый сборник стихов с названием «Каждый человек — солнце» увидел свет. Все были очень довольны — это память, которая останется навсегда. Хотела еще сделать отдельно сборник стихов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — но, к сожалению, не нашла спонсоров.

В «Светлице» вопроса о том, нужен или нет такой сборник, уже не стояло. Я знала, что по итогам каждого года мы будем издавать книгу лучших работ. Во-первых, это приятно каждому участнику, виден результат его работы, и родители видят успехи своих детей. Во-вторых, администрация учреждения видит результат моего труда. А за год надо проделать огромную редакторскую работу. Это как извлекать руду, а потом получать из нее если не золото, то серебро точно.

— Что вы чувствуете каждый раз, когда держите в руках новую книгу?

— Радость. Даже большую, чем от собственных книг. Контрольный экземпляр я не выпускаю из рук. Читаю, перечитываю, вношу исправления. Издание своих книг — их четыре — дало опыт, благодаря которому стало возможным и создание «светличных» сборников.

— Человека в литературе можно научить чему-то или он может научиться только сам?

— Можно научить того, кто хочет научиться. И главная роль педагога тут — это заинтересовать. А это можно сделать только при условии, что ты любишь дело, которому служишь. Научиться можно и самому, только путь длиннее. Самообразованием занимался Иосиф Бродский, а позже преподавал в университетах США, стал нобелевским лауреатом, не имея даже восьмилетнего образования. Евгений Евтушенко, исключенный из Литературного института, получил диплом только через 50 лет после поступления, в 2001 году.

— Для вас талант, который вы видите в детях, играет большую роль, чем трудолюбие конкретного ребенка?

— И то и другое важно. Из тех, кто приходит в литературный клуб, кто-то более талантлив, кто-то менее. Но лучших результатов достигает тот, кто трудится больше. Я безмерно радуюсь, когда вижу хоть маленькую искорку таланта, я готова всячески способствовать его развитию.

В случае если человек пишет посредственные стихи, я стараюсь переключить его на что-то другое, хотя бы на прозу или на то, чтобы учился высказывать мысли не только устно, но и письменно. Для этого я предлагаю написать о себе, о своей семье, раскрыть смысл пословицы или афоризма.

В клуб приходят хорошие дети, с тонкой психической организацией, сомневающиеся, порой неуверенные. Я помогаю им поверить в себя, познать себя.

Научить писать стихи нельзя. Зарифмовывать — да. Моя задача показать на примерах, что в поэзии хорошо, а что — не очень, помочь разобраться в основных технических и смысловых моментах. Слово в обычной жизни и в поэзии — это не одно и то же. Поэзия раскрывает первоначальный смысл Слова, его многозначность. И если человек хочет заниматься литературным творчеством, то должен обладать большим лексическим запасом и «просвечивать» каждую фразу насквозь, как рентген.

— Что влияет на литературное становление человека в течение жизни?

— Без переломных моментов в жизни литератор не может состояться. Когда все идет гладко, ровно, счастливо, ты не видишь этого счастья. Важны эмоциональные всплески и потрясения. Настоящие поэты ведь на самом деле такие самоеды, что могут сами себе придумать проблемы даже там, где их нет. В одном интервью у психолога спросили, какие пациенты самые тяжелые. Он ответил, что из всех творцов поэты самые тяжелые, но говорит он им одно и то же: «Если я вас вылечу, вы прекратите писать стихи. Вы этого хотите?» А они не хотят.

На литературное становление во многом влияет детство, условия, в которых растет человек, общение с природой. И чем труднее будет, тем больший толк выйдет. Разве я могу не любить стихи, если их я слышала еще в утробе матери? Тем не менее, хоть стихи и сопровождали меня всю жизнь (мама очень много читала мне наизусть, и я сочиняла стишки в раннем детстве, когда пасла гусей), к собственному творчеству я пришла достаточно поздно. Я сожалею, что у меня не было такого учителя, который подтолкнул бы к занятию литературой еще в школе. А может, у каждого должно быть свое время. Для поэзии необходимо созреть.

Кстати, путевку в литературную жизнь мне дала газета «Могилевская правда», когда    1 декабря 2000 года напечатала мою статью о Евгении Янищиц «Непрыручаная птушка»!

— Глядя на молодое поколение, вы видите будущее литературы в светлых тонах?

— Что значит «в светлых тонах»? В моем понимании будущее в непрерывности литературного процесса. А продукт этого процесса зависит от социальных и экономических условий, исторических событий, научно-технического прогресса, экологии и многого другого. Я верю в творческий потенциал молодежи. Литература будет существовать всегда. Она может переживать взлеты и падения, и какой будет на каждом конкретном этапе, покажет время — «большое видится на расстоянье».